Культура и искусство

Джаз, море, солнце, Коктебель

Джаз, море, солнце, Коктебель
Джаз, море, солнце, Коктебель
Джаз, море, солнце, Коктебель Как новый статус Крыма сказался на его культурной политике? Об этом рассуждает наш корреспондент, побывав на фестивале Koktebel Jazz Party
Присоединение Крыма к России стало новой точкой отсчета для полуострова. Вся жизнь крымчан и тех, кто просто любил отдыхать в этом волшебном месте, теперь делится на «до» и «после» Референдума 16 марта. Вопросов было и остается много относительно всего, что связано с переподчинением Крыма, – это вопросы собственности, гражданства, поставок продовольствия, водоснабжения, транспортного сообщения с материком в условиях политической напряженности между Россией и Украиной. Но кроме самых насущных вопросов были и другие, связанные с культурной жизнью полуострова, в частности с судьбой музыкальных фестивалей. Самыми известными музыкальными фестивалями на территории Крыма до сей поры были «Каzантип» и «Джаз-Коктебель». 

Совершенно разные по своей музыкальной составляющей, публике, организации, они имели и общее – атмосферу свободы и радости и блаженные локации у «самого синего» Черного моря. «Каzантип» продолжил свою жизнь в этом году в Грузии, но, возможно, по словам организаторов, вернется на прежнее место. Но по поводу него беспокойства было меньше – бессменный президент «Каzантипа» Никита Маршунок – российский гражданин, москвич. С «Джаз-Коктебелем» все сложнее. 12 лет назад, в 2003 году, его основали друзья и единомышленники из двух стран – Дмитрий Киселев из России, Лилия Млинарич и Владимир Соляник из Украины. Время шло, фестиваль набирал обороты, превращаясь из бесплатного баловства счастливой публики в солидный самоокупаемый проект. Постепенно Киселев отошел в сторону, не претендуя на руководство и закрепив за собой статус идейного вдохновителя. Владимир Соляник, будучи известным украинским джазменом и имея свои творческие амбиции, организовал в 2008 году свой джазовый фестиваль «Live in Blue Bay», который и по сей день проходит все в том же Коктебеле в первую неделю сентября. Таким образом, с 2008 года Лилия Млинарич, имевшая уже большой опыт работы как топ-менеджер, сконцентрировала нити управления в своих руках. С ней выросла команда фестиваля и оформилась его обновленная концепция – как фестиваля не только джазовой, но и мировой музыки (world music). Это, безусловно, расширило его рамки и во многом облегчило его судьбу, поскольку чистый, рафинированный джаз сейчас явление довольно редкое и не такое востребованное у меломанской публики, как его многочисленные «дети» – новые стили музыки, замешанные на джазе или просто родственные ему. Функционировали три сцены. Главная – Ню-джазовая, на которой выступали хед-лайнеры и которая, конечно же, была в музыкальном смысле достаточно эклектичной; Волошинская сцена – во дворе Дома-музея Максимилиана Волошина, представляющая в большей степени джазовый рафинад; Открытая сцена, идея которой заключается в открытии новых имен публике, уставшей от попсы, на совершенно безвозмездной основе. Фестиваль демонстрировал свою жизнеспособность, у него появились свои завсегдатаи и среди слушателей, и среди музыкантов. Поэтому у многих, кто бывал хотя бы однажды в Коктебеле в бархатный сезон, самопроизвольно возникал вопрос: «А что теперь будет с «Джаз-Коктебелем»?»

К счастью коктебельцев и к счастью любителей слушать хорошую музыку, на берегу Черного моря решение нашлось. Фестиваль продолжил свое существование. Команда Лилии Млинарич сохранила название «Джаз-Коктебель», ставшее уже брендом, за собой и освоила новую локацию на берегу Черного моря, но не в Коктебеле, а под Одессой в поселке Затока. Произошло это по политическим причинам, поскольку работать украинским гражданам на территории Крыма сейчас – означает «сотрудничать с оккупационным режимом», что влечет для них самые неблагоприятные последствия. 

Но и Коктебель сохранил на своих пляжах джаз! В условиях новой реальности Дмитрию Киселеву как прародителю пришлось вновь заняться опекой своего детища. Сохранив приятельские отношения, Лилия и Дмитрий договорились, что фестиваль в самом поселке Коктебель возьмет другое имя во избежание путаницы. С подачи самой Лилии – отныне он называется Koktebel Jazz Party (с англ. party – вечеринка). Эти договоренности были достигнуты в апреле, и с того времени началась организационная работа. Прежде всего Киселеву необходимо было найти людей – компетентных, известных, джазовых, которые вплотную займутся фестивалем и сделают его заново. Поскольку Дмитрий Константинович является не только опытным журналистом и директором информагентства, но и искренне любит джаз, в джазовой среде у него есть друзья. Прикинув, что он хочет от фестиваля и кто может воплотить его видение, он позвонил своим друзьям – Сергею Головне и Михаилу Иконникову и предложил быть арт-директорами фестиваля. Сергей Головня – джазовый музыкант, композитор, аранжировщик, талантливый российский саксофонист, в совершенстве владеющий всеми видами саксофонов. Михаил Иконников – радиоведущий, заместитель программного директора радиостанции «Маяк», музыкальный эксперт, автор множества программ о музыке, в том числе о джазе. Было решено, что Сергей будет заниматься приглашением российских музыкантов, а Михаил – иностранным контентом. 

По иронии судьбы, несмотря на крайнюю напряженность в российско-американских отношениях в последнее время, состав фестиваля оказался в большей степени российско-американским, чем европейским, если сравнивать его с предыдущими годами. Конечно же, были представлены артисты из Европы и других частей света, и это были блестящие музыканты. Например, Club des Belugas – великолепная команда из Германии с потрясающе харизматичной вокалисткой Брендой Бойкин, зажегшая публику не на шутку, вопреки стереотипу о немецкой сухости, представила одно из самых эмоциональных выступлений. Или британский коллектив Alex Hutchings Band, сыгравший очень достойно при всей своей молодости и бесшабашной внешности. Так же очень яркой краской в общей палитре стало закрывающее фестиваль выступление интернациональной команды The Jamal Thomas Band, лидер которой – Джамал Томас – родился в американском штате Джорджия, давно живет в Бельгии и собрал под своим предводительством музыкантов из Германии, Австрии, Нидерландов, Бразилии и Суринама. 

Были замечательные музыканты из Бразилии, сыгравшие веселые самбы и румбы в составе проекта «Андрей Кондаков и Brazil All Stars». Бразильцев в составе, представленном на коктебельском пляже, было трое – бессменный басист Серджио Брандао, барабанщик Эривелтон Силва, перкуссионист Валчиньйо, работающий сейчас в Сеуле. На саксофоне – Леонид Сендерский, живущий в Израиле, за клавишами – сам лидер, искусный Андрей Кондаков, дополнила этот квинтет новая вокалистка Зарина. Были также музыканты из Индии – The Brown Indian Band, играющие приятный этно-джаз и ставшие украшением Открытой сцены. 

Но кроме заключительного дня форума бесспорными хедлайнерами предыдущих трех фестивальных дней были российские и американские джазмены. Первый день закрывал International Jazz Quartet Якова Окуня вместе с выдающейся американской певицей, номинанткой «Грэмми» Деборой Браун, а также одним из самых заметных трубачей Америки – Джереми Пелтом. Дополнил этот квартет звуками своего саксофона Сергей Головня, превратив на вечер квартет в «Квинтет Якова Окуня». 

Хедлайнером второго фестивального дня стал легенда джаза – американский трубач Том Харрел и его квинтет. Сыгранный состав, вместе музыканты выступают уже 9 лет, в полной мере оправдал ожидания. Достаточно сложная музыка в исполнении мировых звезд вызвала массу эмоций не только у музыкантов, пришедших специально послушать одного из лучших джазовых трубачей в мире, но и у тех, кто собрался у сцены. 

Наш бывший соотечественник Валерий Пономарев и его секстет We remember Art Blakey из США стал хедлайнером третьего дня. Валерий Пономарев – один из немногих российских музыкантов, кто смог после эмиграции попасть в авангард американского джаза. В середине 1970-х трубач из Москвы вихрем ворвался в состав Jazz Messengers великого Арта Блэйки, проработав в нем целых пять лет. И сегодня Пономарев живет в «джазовой Мекке» – так музыканты называют Нью-Йорк. Программа, представленная секстетом, напоминала полноценный джазовый мейнстрим конца 1950-х. На фестивале кроме непосредственно джаза Валерий представил свою книгу «На обратной стороне звука». 

Также привез на фестиваль отличный российско-американский состав и известный российский джазовый пианист Иван Фармаковский. В его команде играли Ральф Боуэн на тенор-саксофоне, Дональд Эдвардс на барабанах, а также феноменальный контрабасист Кенни Дейвис. В своем вступительном конферансе Михаил Иконников отметил, что этот состав джазменов покорил не один джазовый клуб Америки и обещает еще больше. Программа квартета – симбиоз авторской музыки Ральфа Боуэна, музыки самого Фармаковского и аранжировок советских композиторов. 

Украшением последнего дня фестиваля стали не только темнокожие вокалистки из Club des Belugas и The Jamal Thomas Band, но и блистательные и изящные Анна Бутурлина, выходившая на сцену в составе квартета Ваагна Айрапетяна, и Карина Кожевникова с JVL Big Band, которую Сергей Головня лаконично представил: «Царица!» Она спела четыре песни, сделала это очень вдохновенно и со вкусом. Выступление JVL Big Band (JVL расшифровывается как джаз Виктора Лившица) под руководством Сергея Головни на Главной сцене фестиваля было посвящено памяти основателя биг-бенда – пианиста, джазового энтузиаста и мецената Виктора Лившица. По словам Сергея, состав, сыгравший на коктебельской сцене, – состав мечты Виктора. 

Кстати, несмотря на свою занятость как арт-директора, Головня оказался самым активным музыкантом фестиваля. Его саксофон звучал: в доме Волошина на лекции Павла Суркова о российском джазе; в составе замечательного проекта Владимира  Иванова Ornithology, где ему пришлось переложить гитарные партии гитариста «Морального кодекса» Николая Девлет-Кильдеева, не доехавшего до фестиваля; в уникальном джеме с Евгением и Константином Соколовскими, игравшими из Ростова-на-Дону через интернет-соединение; вместе с International Jazz Quartet Якова Окуня и в других джазовых коллаборациях.

В завершение скажу, что в целом программа фестиваля стала менее эклектичной и более джазовой. Это неоднократно отмечали и арт-директора, и модераторы пресс-конференций, и слушатели. В составлении фестивального лайнапа организаторы были строги, отбирая только джаз и самые близкие к нему околоджазовые стили. Из их слов – это было коллективное решение, и именно таково видение уже обновленного фестиваля Koktebel Jazz Party от Сергея Головни, Михаила Иконникова и Дмитрия Киселева. 

Наверное, это мудро, поскольку такое стилистическое «заужение» фестиваля, проводимого в Коктебеле, сведет вольную или невольную конкуренцию между ним и его родным братом – «Джаз-Коктебелем», также рожденным на коктебельской земле, если не к минимуму, то к безопасному балансу. «Джаз-Коктебель», проводимый уже под Одессой, продолжит тяготеть к музыке новой, молодой, во многом пионерской и авангардной, а «Коктебельская джазовая вечеринка» станет праздником для джазовых гурманов, желающих вкусить «Коктейль Киселева», состоящий из джаза, моря и солнца на благословенной коктебельской земле.