Культура и искусство

«А ночью к ним приходил дракон»

«А ночью к ним приходил дракон»
«А ночью к ним приходил дракон»
На сцену Культурного центра «Москвич» вышли динозавры из спектакля Юрия Грымова «Затерянный мир»
Одноименный роман Конан Дойля с самого начала не давал покоя режиссерам – с 1925 года по нему снято шесть фильмов. А вот о сценических воплощениях ничего не было слышно – у Юрия Грымова все шансы стать первооткрывателем в этом вопросе. И то – совсем не просто перенести на сцену фантастический «затерянный мир», в который попадают в джунглях Амазонки участники экспедиции лондонского профессора Челленджера. И встречают в том мире… живых динозавров. 
Сам Юрий Грымов объясняет интерес к «Затерянному миру» возможностью вернуть на сцену романтику. «Вы увидите на сцене живых динозавров. Но, главное, у нас показаны романтические отношения между людьми и увлекательные приключения – то, чего так не хватает нашим детям в Интернете. Ребята забыли, что существует романтика в отношениях с противоположным полом, мечты о путешествиях, одержимость в профессии, увлеченность науками и фанатическая преданность ремеслу. Поколение 30-летних, которое воспитывалось на программах канала ТНТ, в частности на кошмарной передаче «Дом-2», на драках наших законодателей, уже потеряно. Но за ним идет новое. Сегодня нужно апеллировать к нему, особенно к детям от 7 до 11-ти, – именно в этот период они покинуты всеми». 
Спектакль, поддержанный грантами Минкульта РФ и Союза театральных деятелей, создавался в течение трех лет. И, надо сказать, Юрий Грымов вместе с художником-постановщиком Кириллом Даниловым создали потрясающую сценографию – очень подвижную и образную. Только что вы наблюдали квартиру профессора-анахорета в старом Лондоне, гранд-зал, где заседает Ученый совет естествоиспытателей, выражающий недоверие к экспедиции исследователя, открывшего «затерянный мир». И вот высокие стены, как в детском лего, трансформируются в огромный корабль. В таинственном синем мерцании он отплывает из лондонского порта в новую экспедицию. Действие динамично, взрослый зритель не сразу успевает сообразить, что Конан Дойль инсценировщиками подправлен. Глэдис, в которую влюблен журналист Мелоун, становится дочерью профессора и попадает в экспедицию. Слегка переиначены сцены встреч с человекообезьянами и аборигенами «затерянного мира», за всех индейцев отдувается негр Самбо, добрый проводник. Фантастическим образом – на шаре, надутом «воздухом» гейзера, – экстремалы возвращаются назад. 
Главное, зритель во все это верит – настолько талантливо воспроизведена обстановка, в которую вместе с Челленджером и его дочкой попадают забавный его оппонент профессор Саммерли, знаменитый охотник и путешественник лорд Джон Рокстон и Мелоун. Актеры – в костюмах, прекрасно сочетающих в себе черты эпохи и современности, – точны в своих перевоплощениях в англичан. 
Апофеоз спектакля –  джунгли, заполняющие пространство сцены сверху донизу, и все, что происходит в них с героями. Можно только порадоваться за зрителей, которые увидят это чудо, – именно такое ощущение рождает разноцветный, сияющий зеленью мир. В нем по ночам к смельчакам «приходит» диплодок, «дракон», по определению маленького мальчика, сидевшего рядом со мной. А днем – маленький тираннозавр, запутавшийся в лианах, его старший собрат, игуанодон и потрясающий трицератопс… И это главное чудо, которое создатели спектакля дарят детям. Ящеры словно сошли с картинок детских книг. Они – живые, насколько им это позволяют новейшие технологии, использованные со вкусом.
Но авторы идут дальше – они вовлекают маленьких зрителей в «заговор молчания» ради сохранения удивительного мира, чтобы злые люди не погубили ящеров и не устроили парк развлечений с их чучелами. Даже такие прагматики, как лорд Джек Рокстон и Мелоун, вместе со всеми участниками экспедиции и зрителями договариваются не раскрывать карт ни научному сообществу, ни обывателям – никому. «Затерянный мир», в котором навсегда остается абориген Самбо, будет существовать по-прежнему никому неизвестным. И когда участники экспедиции обращаются в зал с вопросом, видел ли кто-нибудь динозавров, дети кричат: «Нет!» И это то осовременивание классики, которое полно благородства и смысла. Браво Юрию Грымову и его команде!