Культура и искусство

Елена Гремина: «Братья Ч» – история о каждом из нас

Елена Гремина: «Братья Ч» – история о каждом из нас
Елена Гремина: «Братья Ч» – история о каждом из нас
В день 155-летия Антона Павловича Чехова в России вышел в прокат фильм Михаила Угарова «Братья Ч», посвященный первым шагам классика русской литературы на пути к успеху
На VIII фестивале «Зеркало» картина получила спецприз имени Сергея Урусевского за лучшую операторскую работу и приз зрительских симпатий, а также приняла участие в кинофестивалях «Окно в Европу», «Московская премьера», «Амурская осень», «Меридианы Тихого», в Международном арт-фестивале «Сад гениев» в Ясной Поляне. О том, как родилась идея фильма и как он снимался на Тульской земле, в бывшем толстовском имении Никольском-Вяземском, рассказывает автор сценария и соратник Михаила Угарова по Театру.doc, один из идеологов новой драмы, драматург Елена Еремина. 
 
– Надо сказать, что личность Чехова плотно вошла в мою жизнь в середине 90-х, когда я работала над пьесой «Сахалинская жена» – о жизни каторжников на Сахалине, – рассказывает Елена Анатольевна. – Чехов был там внесценическим персонажем, который должен был приехать и делать перепись населения. Конечно, я прочла все, что написано Чеховым, его записные книжки, переписку, воспоминания современников, и тогда уже у меня родилась идея рассказать о юности писателя, о тайне его семьи, в которой все братья были талантливы, но только один стал Чеховым. И поэтому, когда организаторы Чеховского фестиваля предложили мне написать пьесу, я выступила с этой идеей. И сконцентрировалась на мысли, которую Чехов сформулировал в письме Суворину – это известная цитата про «каплю раба». «Что писатели-дворяне брали у природы даром, то разночинцы покупают ценою молодости, – писал Антон Павлович. – Hапишите-ка рассказ о том, как молодой человек, сын крепостного, бывший лавочник, певчий, гимназист и студент, воспитанный на чинопочитании, целовании поповских рук, поклонении чужим мыслям, благодаривший за каждый кусок хлеба, много раз сеченный, ходивший по урокам без галош, дравшийся, мучивший животных, любивший обедать у богатых родственников, лицемеривший богу и людям без всякой надобности – только из сознания своего ничтожества, напишите, как этот молодой человек выдавливает из себя по каплям раба и как он, проснувшись в одно прекрасное утро, чувствует, что в его жилах течет уже не рабская кровь, а настоящая человеческая». Так внук крепостного формулировал свой собственный кодекс, и это оказалось актуально. Потому что сейчас мы все в ситуации, когда каждому приходится формулировать личный кодекс, по которому он считает возможным жить. А рассказ, о котором, конечно, задумывался сам Чехов, он так и не написал, и, можно сказать, что для нас это стало мотивацией сделать что-то в его честь. Так появилась моя пьеса «Братья Ч». 

– А сценарий фильма родился из пьесы? 

– Это инициатива продюсера Лизы Антоновой, я не верила, что подобной историей может заинтересоваться кино, хотя спектакль с успехом шел в Театре Станиславского в Москве и еще в нескольких театрах страны. Современное кино, как известно, изо всех сил борется за зрителя, стараясь увлечь его чем-то мифическим. Потом я подумала, что текст пьесы написан так, чтобы человек, ничего не знающий о Чехове, что-то узнал о писателе. А у знающего будут радостные моменты удивления деталям, например, тому, как Третьяков заказывал картину. 

– Как вы нашли это прекрасное место под Тулой? 

– Оно было хорошо нам знакомо. Михаил Юрьевич, главный режиссер Театра.doc, проводил в Ясной Поляне, Крапивне и Николо-Вяземском лаборатории молодых драматургов и режиссеров. И когда мы прислали фотографии продюсерам, они уже ничего не искали, потому что влюбились в Николо-Вяземское, и эту любовь разделяла вся киногруппа. Просто это тот случай, когда все совпало, чеховская история требовала именно такого места, и «гений места» сработал. 

– Что вы думаете по поводу звучащих призывов перестать на время снимать по Чехову и о Чехове, дать «отдохнуть» материалу? 

– Думаю, нам далеко еще до того времени, когда надо будет отдыхать от подобного материала. В нашей стране надо день и ночь снимать биографические фильмы, рассказывать о судьбе Пушкина, Толстого, Достоевского, Помяловского, декабристов, особенно сейчас, когда наступает новое средневековье с усеченными программами по литературе в школе. Люди сами-то по себе перестают читать, а новое поколение будет отрезано от литературы школой, в которой все делается для того, чтобы гуманитарное образование стало факультативным. Это в нашей-то стране, с нашими литературными традициями!.. У нас в сценарии более 80 процентов документального материала, взятого из писем и воспоминаний современников, но события, рассыпанные по трем годам, нашей волей сведены в один летний день. Мы пытались реконструировать пьесу Чехова о самом себе, почти все события в фильме реальны. 

– Если бы вас попросили описать Антона Чехова, который в течение нескольких лет снимал для своего семейства дачу в селе Бабкино Истринского района под Москвой, что бы вы сказали – какой он? 

– Юноша 25 лет – загадочный, очень скрытный, не показывающий ничего из того, что у него внутри. Правда, он написал два письма с кодексом чести братьям: одно Александру, второе Николаю, и из них очень многое становится понятным о нем. В письмах Чехов подробно излагает, как должны себя вести «порядочные люди». Что они должны делать и чего не должны ни при каких обстоятельствах (вранье значится в одном из первых пунктов). Существует масса причин, почему человеку трудно «сделать себя», когда он «даром» не получает основ. Действительно, Тургенев, Толстой, Достоевский, не говоря о писателях первой половины XIX века, были дворянами. Крупными-мелкими, богатыми-бедными, достаточно обеспеченными, как Толстой, или постоянно живущими в долгах, как Пушкин, но все равно это были дворяне. 

А Чехов – внук мужика, много рассказал нам о нас самих, о нашей стране, стал нашим гением. Волнующая история, по-моему, и нам было приятно, что камерный фильм, и при этом довольно резкая история, получил поддержку государства. 

– И все же, несмотря на все подножки, в итоге семья помогла Антону стать Чеховым? 

– Что самое интересное: Чехова без семьи не существует. Его биографам и исследователям было интересно видеть, как события из его жизни претворялись в его рассказах и пьесах. Чехов писал: «У меня есть родственный клобок, я к нему привык и ношу его, как шишку на лбу, он состоит из 8 человек – мамаша, папаша, братья, сестра. С одной стороны, я уже не могу без этого клобка, шишка для меня скорее доброкачественная, чем злокачественная, но на самом деле я связан по рукам и ногам». Что это – любовь или отторжение? Чехов был амбивалентным человеком и мог испытывать совершенно разные чувства в один и тот же момент, чем и интересен. И вообще, эта история сугубо мужская, потому что Чехов при всем гуманизме и множестве тонко выписанных женских образов был человеком мужского мира и страшным сексистом. Есть совершенно четкие его высказывания на эту тему. 

– По сюжету в вашем фильме только формируются характеры героев. Как вы считаете, осталось ли что-то в зрелом Чехове из этого времени? 

– Чехов не дожил до старости, последние годы тяжело болел, это повлияло на его характер, настроение, но все равно, когда человек долго живет, видим, как либерал становится консерватором, ревнитель свободы – ее гонителем. Писатель не пережил метаморфоз, он слишком рано ушел от нас, не знаю, каким был бы Чехов, если бы жил так долго, как Фет, Толстой, Вяземский. Он ушел зрелым, но не старым, успев набрать огромное мастерство. Он многое сделал, весь XX век ставили его пьесы, разгадывали рассказы, делают это и сейчас. И Чехов действительно стал величиной, оказав влияние на мировую литературу.