Культура и искусство

Барбара Брыльска: Счастье - это природа и пение соловья

Пани Барбара – одна из самых красивых, талантливых и знаменитых звезд европейского кино

К номеру:   ()


01 Августа 2007 года

Пани Барбара – одна из самых красивых, талантливых и знаменитых звезд европейского кино. Ее карьера началась в 60-е годы с главной роли в картине Ежи Кавалеровича «Фараон», номинированной на «Оскар». Но в России она по сей день остается милой Наденькой, которая тридцать лет назад снежным январским вечером вошла в наши малогабаритные квартиры, принеся с собой теплоту, уют и веру в возможность счастья.

Как Эльдар Александрович Рязанов из двухсот самых талантливых отечественных актрис «вычислил» Барбару Брыльску – это его секрет. Но вот непреложный факт: Брыльска в России – поистине народная артистка, которая может войти в любой дом и ей всегда будут рады. И всем будет интересно, о чем она думает и чем живет.

Пани Барбара любит повторять, что она – человек домашний, стремящийся к уединению. Она грустна, иронична и вместе с тем очень открыта. Свое нынешнее состояние определяет так: «прежде всего усталость, потом опять усталость и, наконец, счастье, что еще живу».

– Пани Барбара, что вы скажете о своем участии в съемках фильма «Ирония судьбы – 2»?

– Жалею только о том, что я не в главной роли. В главных ролях – наши дети уже в современных предлагаемых обстоятельствах.

– Как вам работалось с вашей экранной дочерью, которую играла Елизавета Боярская?

– Вместе нам пришлось сниматься только в одной-двух сценах. Я смотрела сцену Лизы с Костей Хабенским и сказала им – не мучайтесь, все придут смотреть нас. Это была, конечно, шутка, а если говорить серьезно – Лиза Боярская – очень хороший человек и талантливая актриса.

– Рязанов не обиделся, что продолжение «Иронии судьбы» снимали без него?

– Если бы он захотел его снимать, то снимал бы. Я думаю, что не грех снимать продолжение фильма, который нравится людям, хотя боюсь, что впечатление от первого фильма останется более сильным. Он слишком любим и уже стал классикой.

– Как вы нашли Питер? Он изменился за 30 лет?

– Архитектура, к счастью, осталась та же. Питер настолько красивый, что не может измениться. Хотя я приезжаю туда, сажусь в машину и еду на съемочную площадку, у меня почти нет возможностей полюбоваться городом. Но «Иронию судьбы – тридцать лет спустя» мы снимали в Чехословакии, на студии «Баррандов». И совсем немножко интерьеров в Москве.

– Насколько известно, вы сейчас снимаетесь в России в фильме «Колчак». Какую роль вы играете и чем она вас увлекла?

– Эта роль увлекла меня только тем, что я хочу работать. Мне интересна личность генерала Колчака, картину снимает талантливый режиссер Андрей Кравчук. Но это просто моя работа и ничего больше. Что же касается роли, то это уже не Анна Каренина, не «Дама с камелиями»… Я играю няню сына Колчака. Немку по происхождению, которую убивают. Так что в конце все будут плакать. Хочу уточнить, что убивает ее даже не кто-то конкретно. Просто идет война, когда людей убивают случайно или «на всякий пожарный», как говорят в России.

– Несколько лет тому назад вы участвовали в замечательном спектакле «Странная миссис Сэвидж»… Насколько близка вам по духу ваша героиня и есть ли у вас еще какие-либо театральные проекты?

– Мне близка по духу моя героиня. Но театр никогда не был моей любовью. И когда мне предложили роль в спектакле (это было не первое «театральное» предложение), я не обрадовалась. Мой мир – кино. Я не умею работать в одном месте, с одними и теми же людьми. С моей точки зрения, работа в театре – все равно что на фабрике. Для меня ужас уже то, что нужно приходить каждый день в одно и то же время на репетиции. Согласилась только потому, что друзья уговорили: попробуй!

Приняла это предложение из любви к ним. Конечно, я говорила по-русски лучше, чем сейчас, потому что каждый день занималась с учительницей. Спектакль шел три месяца. Но еще раз убедилась, что это не моя жизнь. Я ее понимаю, но не принимаю. Скажем, мои коллеги по театру обожали выходить на сцену после спектакля, чтобы много-много раз кланяться. Мне это совсем чуждо. Однажды вообще убежала в гардероб и не вышла на поклоны. Словом, играла в театре первый и последний раз.

– Что вас вдохновляет в жизни?

– Обожаю тратить деньги. Если зарабатываю много, у меня поднимается настроение. Люблю отдавать. Даю деньги сестре, маме, сыну. А еще люблю слушать соловьев, они меня настраивают на романтический лад. Очень люблю возиться в саду. Меня даже называют «земельной эротоманкой». Природа для меня – отдых, удовольствие, здоровье. Иногда приглашаю друзей, иногда они приезжают неожиданно. И удивляются: как ты можешь сидеть здесь одна? «Я здесь с котом, – отвечаю, – я не одна». Когда устаю, то все бросаю, приезжаю на дачу и снова чувствую себя счастливым человеком. Я ведь нахожусь на уходящем этапе жизни, на ее развороте.

– Пани Барбара, чтобы разговор наш был более оптимистичным, разрешите задать вам женский и не совсем серьезный вопрос: нравятся ли вам русские мужчины?

– Я с ними покончила. (Смеется.) Скажу откровенно (по-польски это звучит лучше, чем по-русски): старыми брезгую, а молодых стыжусь. Я очень нравлюсь молодым мужчинам – не знаю почему. Но я боюсь, что они будут разочарованы. А вообще меня сейчас больше интересуют другие проблемы: сыну 25 лет, а он все еще не хочет жениться. Есть и много другое, о чем я задумываюсь. Хотя русские мужчины великолепны.

– В апреле в Киеве вы были в жюри конкурса «Мисс Украина-2007». Легко ли красивой женщине оценивать других красивых?

– Думаю, что объективно женскую красоту могут оценить только женщины, а не мужчины. Ведь у каждого из них есть свой идеал красоты: одним нравятся только брюнетки, другим – только блондинки. Женщины оценивают объективно. Нужно сказать, что я, наверное, что-то в этом понимаю, потому что моя избранница заняла второе место.

– В глубине души вы ей завидовали?

– Если бы мы с ней были одного возраста, она могла бы завидовать мне, а не я ей. Как я могу завидовать женщине другого поколения? Но если бы вы у меня спросили, хотела бы я с ней поменяться возрастом, красотой, я бы ответила – нет. И это не самоуверенность, я знаю себе цену. Просто я никогда ничего не хотела менять в своей жизни. У меня было все прекрасно.

– Что из российского кино вы видели в последнее время? Кто из режиссеров вам интересен? Кто из актеров наиболее близок?

– Мне трудно говорить о русском кино, потому что сейчас я не только русского, но и польского не знаю. Не хожу ни в кино, ни в театр. В моей жизни наступил период, когда мне кажется, что меня никто ничем не может удивить. Я не говорю о том, что откатываюсь назад в своем развитии. Знаю фильмы, в которых играла, знаю режиссеров, у которых играла, партнеров, с которыми играла…

Самый любимый режиссер у меня, конечно, Эльдар Рязанов. Русские фильмы в Польше сейчас не очень популярны. И я сказала себе: не буду ходить в кино. Во-первых, не с кем: живу одна, а одна ходить не хочу. Культура есть у меня и дома, и на даче – мне никуда не нужно ходить, чтобы с ней встретиться.