Культура и искусство

[48] Осененные крыльями «Чайки»

В 12-й раз на Тверской земле прошел Российско-белорусский пленэр
[48] Осененные крыльями «Чайки»
[48] Осененные крыльями «Чайки»

К номеру:   ()


01 Ноября 2007 года

Имя Витольда Каэтановича Бялыницкого-Бирули, ярчайшего представителя великой школы лирического пейзажа, на Тверской земле обладает особой значимостью. Здесь, на живописном берегу озера Удомля, в 1913 году в стиле финского модерна им была выстроена большая деревянная дача, получившая название «Чайка». Этот уникальный дом, на многие годы ставший для хозяина, а также для многочисленных его гостей подлинным «приютом вдохновения», сохранился до наших дней и остро нуждается сегодня в серьезных материальных вложениях. На протяжении некоторого времени нынешний филиал Тверской областной картинной галереи, располагающийся на даче художника, был, по сути, бесхозным, никто не хотел принимать его на баланс и решать вопросы, связанные с охраной затерянного в глуши лесов здания. В результате еще в начале 70-х хранящийся в «Чайке» богатейший архив, бесценное собрание картин и даже сама обстановка в одночасье были перевезены на родину художника, в Белоруссию, где стали основой собрания Могилевского мемориального музея Бялыницкого-Бирули.
– Белорусы считают его белорусом, а русские – русским, – говорит известный минский живописец Леонид Дударенко, ко всем своим регалиям и званиям прибавивший некоторое время тому назад еще и должность комиссара совместного Российско-белорусского пленэра, который самим фактом своего рождения обязан в первую очередь «незабвенному» Витольду Каэтановичу. А во вторую – руководителям Российского и Белорусского союзов художников, которые в середине 90-х сумели реализовать столь важный проект.
– Идею предложил тогдашний председатель Союза художников РФ Валентин Сидоров, – вспоминает Л. Дударенко. – И мысль о совместной акции пришлась как нельзя более кстати, поскольку приближалось 125-летие Бялыницкого. А сегодня, в год уже 135-й его годовщины, наш пленэр обрел подлинно международный размах. В нем участвуют живописцы Украины, Молдовы, Сербии, Австрии, Израиля.
На две недели расположенная в каком-то часе езды от «Чайки» знаменитая «Академичка» – Дом творчества «Академическая дача» имени Ильи Репина – становится местом дислокации колоритного и не знающего устали в работе передвижного «караван-сарая», нагруженного этюдниками и холстами. Формально разноязыкого, но при этом говорящего на одном языке не только в прямом, но и в переносном смысле. Язык этот – наречие красок и кисти. А еще – изумительный по своей красоте голос заповедного уголка русской природы, ставшего творческой мастерской для многих поколений людей с мольбертами. Все окрестности «Академической дачи», равно как и «Чайки», были запечатлены за эти годы на тысячах, а может, и десятках тысяч полотен, но практическая значимость данного «натурного материала» от этого только возросла.
Опять-таки, человек «со стороны», возможно, даст волю некоему скепсису: ну что такого удивительного в самом этом явлении – пленэр? Ну съехались художники, ну ходят на этюды… Но в том-то и дело, что для представителей одной из самых «индивидуалистических» творческих профессий подобное коллективное времяпрепровождение «на открытом воздухе» (именно так переводится с французского эффектное слово «пленэр») обладает ни с чем не сравнимой ценностью. И дело даже не в том, что в результате регулярных «выездов на природу» существенным образом пополняется коллекция Могилевского художественного музея. Итогом Российско-белорусского пленэра традиционно становится большая отчетная выставка, после которой, по традиции. одну из работ у каждого из ее участников галерея покупает, а еще две автор преподносит в дар. Главное – атмосфера сотворчества в уникальном месте, о чем в один голос говорят все, кому довелось войти в пленэрную команду.
– Во-первых, здесь набираешься профессиональных умений, – говорит белорусский художник Николай Мищенко. – Во-вторых, конечно, «роскошь общения». Ну а в-третьих, воздействие на тебя этой природы, которая устроена совершенно удивительно: 20 шагов – и все открывается абсолютно по-новому. Таких уголков на Земле осталось очень мало.
– Здесь особая аура, – вторит коллеге и земляку Леонид Гомонов. – Здесь все, что тебя окружает – и люди, и сам уклад жизни, и русская речь, – существуют, звучат совершенно по-особому. А общение художников, которое происходит в подобном «естественном храме», – его ничем не заменишь.
Это, надо полагать, прекрасно понимал Витольд Каэтанович Бялыницкий-Бируля, когда строил посреди тверских лесов свою словно бы готовую взлететь над водной гладью, «над вечным покоем» дачу «Чайка». Куда к нему так любили приезжать друзья-художники – писать этюды, спорить о путях живописи, разбирать работы друг друга. Одним словом, все как сегодня. Но только встречи эти не носили в ту пору названия – Российско-белорусский пленэр.