Культура и искусство

[50] Тайна табакерки

В выставочном зале Успенской звонницы Московского Кремля проходит выставка «Под царским вензелем»
[50] Тайна табакерки
[50] Тайна табакерки

К номеру:   ()


01 Ноября 2007 года

Из Эрмитажа впервые привезли в Первопрестольную шедевры мастеров Императорского фарфорового завода.
Конечно, далеко не всю коллекцию. И не только потому, что она насчитывает несколько тысяч предметов, а, скорее, из-за того, что ко многим из них лучше не прикасаться без особой необходимости.
Например, к созданному в середине XIX века огромному «Бисквитному букету», цветочной композиции из неглазурованного белого фарфора двойного обжига. Случись с ним что - повторить этот шедевр сегодня уже невозможно.
А вот миниатюрные табакерки Елизаветы Петровны, расписанные «амурными» сюжетами, белоснежный с позолотой письменный прибор императора Павла I и ампирные напольные вазы с портретами героев войны 1812 года, сделанные по заказу его сына – Александра I, добрались до Москвы вполне благополучно. Каждый экспонат и по редкости и по стоимости – буквально на вес золота. Кстати, на заре истории русского фарфора эту поговорку можно было использовать без всякого преувеличения.
Все знают поговорку по поводу целесообразности изобретения велосипеда. А почему бы и не изобрести, если покупать у первооткрывателей слишком дорого, а велосипедов нужно много? С фарфором дело обстояло именно так. По официальной версии, Петр I увидел фарфор в Германии во время своего европейского вояжа. Подивился, восхитился и пожелал и у себя такое производство «оного завесть». Отправил боярина Юрия Кологривова в Мейсен выведать заветный секрет, да тот с пустыми руками воротился.
После еще кто-то пробовал выведать у мейсенских мастеров секрет производства фарфора, да тоже неудачно. Может, так и осталась бы Россия без собственного фарфора, если бы не сподвижник Ломоносова Дмитрий Виноградов. Он в немецкие земли отбыл, ума-разума набрался и, вернувшись, принялся экспериментировать. Десять лет у него на это дело ушло, но нашел-таки он заветную формулу. Если учесть все затраты, то первая табакерка, преподнесенная им Елизавете Петровне, стоила целое состояние. На выставке таких «безделушек» - целая витрина. А рядом тарелки из первого сервиза, изготовленного на Императорском фарфоровом заводе – «Собственного» сервиза императрицы. Между прочим, эскизы для большинства изделий государыня утверждала самолично.
А Екатерина Великая ввела моду на сервизы. Парадные, на семьсот-восемьсот предметов, заказывались для торжественных приемов. А так называемые «интимные» - для подарков фаворитам. Причем количество предметов в сервизе всегда говорило о силе любовного увлечения монархини. Больше всего их было, как мы догадываемся, в «Орловском» сервизе, предназначенном Григорию Орлову и украшенном его вензелями.
Трудно поверить, что вся эта хрупкая роскошь когда-то использовалась по прямому назначению.