Культура и искусство

Время Подхалюзиных и… любви

Время Подхалюзиных и… любви
Время Подхалюзиных и… любви

К номеру:   ()


01 Ноября 2008 года

В VIII Всероссийском театральном фестивале «Островский в Доме Островского» приняли участие театры Кемерова, Ульяновска, Белгорода, Владикавказа, Вышнего Волочка

В фестивале «Островский в Доме Островского», который проводится в Малом театре каждые два года, начиная с 1993-го, участвовали театры 24 городов России. Здесь не выделяют лучших – побеждают все, кого отобрали для участия. В новейшей истории России пьесы национального драматурга словно переживают второе рождение – уж слишком актуальны прописанные в них типажи и характеры. Островский, не закончивший учение юрист, в начале своего жизненного пути работал писарем в московских судах. Ситуации и персонажи так и просились на бумагу: бесчестное обогащение, нечаянное разорение, нечестные юридические сделки... Тут и там корыстолюбивые женихи, обманывающие доверчивых невест, должники и заимодавцы.
В фестивальном репертуаре-2008 сошлись два «Банкрота». Спектакли по этой ранней пьесе драматурга, другое название которой «Свои люди – сочтемся», показали Кемеровский областной театр драмы им. А.В. Луначарского и Академический русский театр им. Е.Б. Вахтангова Республики Северная Осетия.
По словам народной артистки России Людмилы Цукановой (Аграфена Кондратьевна в спектакле Кемеровского театра), «Банкрот» пользуется большим успехом у кузбассцев – Островский затронул социальные явления, похожие на те, что возникли в России в последние полтора десятка лет.
История о том, как плутоватый купец Самсон Силыч (заслуженный артист России Виктор Мирошниченко) взрастил пройдоху-приказчика, который превзошел его в сноровке и обобрал до нитки, подана Андреем Ермолиным в проекции на сегодняшний день. Купеческая дочка Липочка, став женой приказчика Подхалюзина, вместо одежки, приличествующей XIX веку, переоблачилась в модные джинсы и оголила живот. А команда крепких прислужников тем временем повязала на головы черные банданы. Самому Подхалюзину и меняться не было нужды – Михаил Быков сыграл его в контексте современности. Старикам-родителям не до переодеваний – на них осталось исподнее.
Североосетинский «Банкрот» в постановке Модеста Абрамова из Беларуси излишне обрамлен разудалыми русскими песнями. «Девки гуляют, и мне весело…» А между тем истории о предательстве «своих людей» всегда были самыми страшными. И комедия эта всегда вызывала эмоции на стыке смеха и слез. В этом спектакле веселость превалирует над другими настроениями. Лазарь Елизарыч Подхалюзин с легкостью оказывается на коне. Его время настало вновь. И он с радостью бросает: «Не сочтемся-с!» – «своим людям», тем, перед кем еще вчера заискивал. А Липочка произносит знаменитый монолог в неглиже, в корсете и кружевных панталонах – тенденцию к раздеванию героинь Островского порождает все то же время.
Изящную комедию под романтической яблоневой декорацией «Правда хорошо, а счастье лучше» в постановке народного артиста Латвии и Украины Аркадия Каца с легкостью и блеском разыграли актеры Ульяновского областного драматического театра имени И.А. Гончарова. Эту постановку можно назвать праздником актерского театра, на котором особенно незабываем народный артист России Борис Александров в роли Грознова.
Спектакль «Лес» в постановке главного режиссера столичного Театра Российской армии Бориса Морозова привез Белгородский государственный академический драматический театр имени М.С. Щепкина. Роль актера Несчастливцева проникновенно исполнил народный артист России Виталий Стариков. По словам худрука Малого театра Юрия Соломина, эту пьесу, так же как и «Без вины виноватые», «Таланты и поклонники», Островский создавал как памятник артисту: «Он с любовью это писал».
Один из старейших театров России – Вышневолочковский областной драматический театр – закрыл фестиваль спектаклем «Поздняя любовь». За 112-летнюю историю на сцене Вышнего Волочка были поставлены 38 пьес Островского. Здесь же проводится театральный фестиваль малых городов России. «Название пьесы театр понимает как любовь опоздавшую, не поспевшую, поздно пришедшую, – сказал режиссер Владимир Коломак. – Любовь приходит в мир людей, души которых закрыты для столь эфемерного и непрагматичного чувства. Это мир трезвых, практичных людей, в котором правит закон личной выгоды».
Как меняется жизнь, так меняется и выбор пьес Островского, рассказывают организаторы фестиваля. Раньше по преимуществу ставили «Грозу» и «Бесприданницу». Есть пьесы, которые давно не ставились, как «Козьма Захарьич Минин, Сухорук». В наши дни театры чутко подходят к тому, что может волновать зрителя. «Островский – наш кормилец», – говорят в Малом.
Хозяева исторической сцены показали два спектакля В. Драгунова – комедию «Последняя жертва» и драматическую хронику «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский», продемонстрировав тем самым, что в «Доме Островского» актуальны как исторические пьесы, о которых не вспоминают на подмостках по сто лет, так и те, которые с успехом идут в нескольких театрах сразу. Хронику театроведы раскритиковали за шаблонность режиссуры и сценографии, но у зрителей спектакль вызывает неизменный интерес тем, что передает острое ощущение «смутного времени дворцовых переворотов», так хорошо знакомое нам. А «Последняя жертва» демонстрирует класс актерской игры. И сколько бы ни изощрялись рецензенты, сравнивая «Жертвы» в разных театрах, лучшего дуэта, чем Юлия Тугина – Л. Титова, Флор Федулыч Прибытков – В. Бочкарев, им не найти. Именитые актеры убедительно сыграли, верьте не верьте, невесть откуда зародившееся чувство между немолодым богачом и попавшей в нелепую ситуацию молодой вдовой. Мы-то привыкли видеть в финале, как богач Прибытков покупает Юлию, которой деваться некуда, а нам говорят, мол, деньги деньгами, молодые любовники молодыми любовниками, а в жизни бывает и так. И Островский это и имел в виду, отправляя Юлию за деньгами на поклон к Прибыткову. Вот вам и фото на память. Спектакль заканчивается стоп-кадром, сделанным фотонаблюдателем (В. Дахненко), на котором коленопреклоненный Прибытков весь обещание счастья…

Ирина ЧЕРНИГОВА