Культура и искусство

Танцевать, чтобы жить

Танцевать, чтобы жить
Танцевать, чтобы жить

К номеру:   ()


01 Ноября 2008 года

В Кремле прошел самый престижный в России турнир по латиноамериканским танцам

Несколько лет назад я оказалась на Кубе. Моим ярчайшим впечатлением от Острова Свободы стали… танцы. Народ жил в страшной бедноте. Молоко и масло выдавали по карточкам. Вода в домах была только холодной. Автомобили ржавели под окнами владельцев – не было денег на бензин. Разбитую в дребезги волнами Карибского морем набережную никто не ремонтировал. С прибрежных домов лохмотьями, словно кожа со змеи, слезала краска. А страна – танцевала.
Каждое утро меня будили зажигательные звуки популярного клубного танца – сальсы – с одной и той же магнитофонной ленты. Сальсу крутили на всю катушку в соседнем доме. А вечером в летнем кафе под тростниковой крышей начиналась дискотека, собирающая всю округу. Загорелые кубинцы тянулись в кафе отнюдь не ради традиционного коктейля с ромом, а ради танцев. Именно танцы наполняли кровь живительным адреналином. Грохот деревянных барабанов, пронзительный металлический призыв труб, бренчание гитар, звон латунных тарелок и шум национальных маракасов далеко разносились в сумерках теплого кубинского вечера.
И, глядя на счастливые кубинские лица, мне тоже хотелось танцевать что-нибудь жизнеутверждающе-латиноамериканское. Кстати, два танца латиноамериканской программы по спортивным бальным танцам – ча-ча-ча и румба – родились именно на Кубе. Да и модная у молодежи сальса – тоже изобретение Острова Свободы.
Время моего пребывания на Кубе совпало с довольно тяжелыми временами и в России. Шли голодные девяностые. Инфляция съела в Сбербанке все вклады. Впервые после Отечественной войны люди вспомнили о карточках. Мыло и стиральный порошок выдавались по талонам. Колбаса и сыр отпускались по «визитке покупателя». Очереди за свежим хлебом занимали в шесть утра. Но восхитительная мелодия любви – кубинской румбы – спасала меня.
График тренировок был жестким – никто из нашей студии не мог позволить себе расхныкаться и скатиться в депрессию. За окном хлюпала слякотная осень и потрескивала морозная зима, а здесь, на залитом островке паркета, расцветал оазис красоты и жизнелюбия.

Я вспомнила обо всем этом, когда пару дней назад на паркет Кремлевского Дворца съездов, залитый таким же удивительным оптимизмом, вышел маэстро Станислав Попов и объявил, что «четырнадцатый Кубок мира в Кремле по латиноамериканским танцам – это наш ответ мировому финансовому кризису».
Судейская бригада работала под руководством Карла Броера (Германия). В нее также вошли представители из США, Франции, Финляндии, Нидерландов, Словении, Гонконга, России.
Вот уже четырнадцатый год подряд Станислав Попов выступает в роли маэстро этого конкурса. А идея подобных мероприятий родилась у Станислава Григорьевича давно – когда он работал в США. В 1991 году вместе с Людмилой Поповой, своей женой и партнершей по спортивным бальным танцам, Станислав Григорьевич уехал в Штаты. Там ему предложили преподавать бальные танцы – ведь в Америке салонные танцы давно стали формой бизнеса и социальной культуры. К этому времени у Станислава и Людмилы за плечами было почти тридцать лет ежедневных тренировок. Редкая спортивная пара «доживает» до своего десятилетнего юбилея. А тридцать лет вместе – фантастический для спорта срок, невероятный.
Станислав и Людмила, нашедшие друг друга благодаря решению тренера и небесной канцелярии, выигрывали самые престижные чемпионаты мира по бальным танцам. Причем выступали и в латиноамериканской, и в европейской программе, что тоже говорит об их исключительных способностях. Их золотые медали не прошли мимо внимания чиновников Министерства культуры и сотрудников КГБ. Крупные неприятности у Поповых начались после того, как на них обратили внимание в Англии – именно эта страна считается «законодательницей моды» в танцевальном спорте, и вот уже много десятилетий подряд именно английские пары удерживают лидерские позиции в европейской программе (стандарте).
После того, как в 1983 году Поповых пригласили на Блэкпул в Англию, самый престижный в мире чемпионат, их пара стала… невыездной. Приглашения из Монреаля, Нью-Йорка, Лондона «терялись в дороге». Но мало того что им заблокировали все визы. Начался прессинг и гонения на талантливую пару и в СССР. Поповы остались без профессиональной работы – чиновники из Министерства культуры отстранили их от тренировок танцевальных дуэтов международного класса.
И лишь знакомство с семьями космонавтов спасло Поповых от окончательного уныния. Они приобщали в Звездном городке детей космонавтов к миру танца. Не все эти детишки имели способности к бальным танцам. Занятия танцами были скорее высокоэстетичным досугом, нежели чемпионским тренажом до крови и пота. Но влиятельные космонавты, находящиеся в дружбе с чиновниками из ЦК, вернули Поповых в «большой спорт». Они начали тренировать в сборной СССР танцевальные дуэты по фигурному катанию. Именно они и подготовили бронзовую пару олимпийских чемпионов – Марию Климову и Сергея Пономаренко.
А в 1991 году железный занавес рухнул, и Поповы, зарекомендовавшие себя как профессиональный тренерский дуэт, получили официальное приглашение для работы в США. Но жизнь – штука парадоксальная. В Россию Станислав вернулся один, Людмила осталась там. В США у Станислава осталась маленькая дочь Ксения. В этом году двадцатилетняя Ксения Попова впервые прилетела в Россию. По-русски она говорит гораздо хуже, чем по-английски. На четырнадцатом Кубке мира по латиноамериканским танцам в Кремле Ксения Попова исполнила пронзительный «Вокализ» Рахманинова.

Адреналин победы нередко ставит танцевальный дуэт перед жестоким выбором. В «станцованной» паре отношения между мужчиной и женщиной ближе семейных – в тренировках времени проходит больше, чем в обычной семье, в общении жены и мужа.
Но рано или поздно кто-то начинает отставать, а кто-то вырывается вперед. И тогда приходится искать себе «ровню», рвать душевную нить ради пресловутых медалей и кубков.
В этом году в Кремле мы увидели необычную пару – Елена Хворова и Андрей Скуфка. Они выступали за Словению. Завоевали «серебро». А ведь Елена Хворова вместе с Сергеем Рюпиным обычно выступала не ниже чем на «золото». Их официально признали лучшим российским танцевальным дуэтом! Елена Хворова и Сергей Рюпин держались друг за друга целое десятилетие. Но пробил час и для этой пары…
Первый приз в этом году – переходящую бронзовую статуэтку – вручили танцевальной паре из США – Риккардо Кокки и Юлии Загоруйченко.
Для того чтобы получить титул абсолютных чемпионов, надо три года подряд удерживать эту бронзовую статуэтку в своих руках. Пока что это удалось лишь одной паре – танцорам из Германии, Брайону Ватсону и Кармен. И в тот же день, когда этот дуэт всходил на пьедестал, стало известно, что они прощаются с танцевальным спортом. С конкурсного паркета, как и с театральной сцены, надо уходить вовремя.
Время безжалостно к самым красивым парам. Но истинные чемпионы умеют преодолевать любой психологический кризис. Умеют владеть своим настроением и продолжать идти по жизни с улыбкой на лице.
Мир, напуганный финансовым кризисом, захлестнула паника. «Ну что ж, пусть Кубок мира по латиноамериканским танцам снизит напряженность в обществе, – восклицал со сцены КДС вице-президент Всемирного танцевального совета Станислав Попов. – И пусть в мире грохочут грозы, мы будем идти по жизни танцуя, назло всем бурям и штормам!»

Анна ДАРТ