Культура и искусство

Михаил Мень:

Михаил Мень:
Михаил Мень:

К номеру:   ()


01 Июня 2009 года

«Хотел бы продюсировать интеллектуальное кино»

Инициатор создания фестиваля «Зеркало» имени А. Тарковского, губернатор Ивановской области Михаил Мень старается вывести его на международный уровень. А как иначе – Андрей Тарковский был человеком мира, отдельный разговор – почему и как это случилось. Но это случилось, и два последних фильма – «Ностальгия» и «Жертвоприношение» – сняты за рубежом и не так хорошо известны российской публике, как первые пять лент Тарковского. Картины даже не могут показать на фестивале, перевести на DVD, потому что в России на них нет прав. Сегодня губернатор Ивановской области Михаил Мень отвечает на вопросы «СВ». – Михаил Александрович, вы рассказывали, что вам пришлось преодолевать немало стереотипов в работе властных структур, когда вы стали губернатором Ивановской области…
– Да, мне стало неуютно, когда в один из первых рабочих дней в половине шестого вечера секретарь зашла ко мне в кабинет, положила ключи на стол и сказала: «Все, я пошла». Мне как воспитаннику школы Лужкова такие вещи были непонятны. Причем я не сторонник того, что руководитель должен до ночи сидеть на работе, это не всегда характеризует управленца. Но на сложной ивановской территории первые года полтора нам пришлось работать до ночи, и вот этот стереотип формального отношения к работе, не хочу сказать повсеместно, пришлось переламывать. Второй проблемой было состояние помещений, в которых располагались органы государственной власти. Наверное, это не самое главное в нашей работе, но у власти немало представительских функций, когда приходится принимать различного уровня инвесторов, зарубежных гостей, и помещения, в которых проводятся протокольные встречи, должны быть на уровне. А если в здании регионального правительства обшарпанные, некрашеные стены, значит, это нормальное явление, могут решить некоторые посетители. Также по сей день существует мнение, которое подогревается некоторой частью региональной элиты, не привыкшей работать в условиях конкуренции, что в Иванове все оккупировали новые инвесторы. Так, в городе практически был ликвидирован общественный транспорт, и все перемещались на «газелях», сами знаете, это небезопасно. Приглашая компанию «Автолайн» из Москвы, я хотел, чтобы появилась наконец конкуренция. «Автолайн» стал закупать большие автобусы, и местный бизнес, занимающийся общественными перевозками, был вынужден заняться тем же. Конечно, это им удовольствия не доставило. Но с подобными проблемами сталкиваются все мои коллеги, прибывшие на места службы из других регионов или из Москвы.
– А в аппарате вы сделали ставку на молодых?
– Да, с одной стороны, я оставил нескольких серьезных руководителей с большим опытом работы, но в большинстве ввел молодую команду. И этот симбиоз дал хороший результат. Старшие передают опыт молодым, а молодежь у нас толковая, образованная, европейски мыслящая, край-то все-таки вузовский. Я рад, что советников в впервые дни набирал по конкурсу. Никто их не рекомендовал, они пришли, можно сказать, с улицы и ничем никому не обязаны. Приятно наблюдать за их ростом, вот Максим Поляков стал заместителем губернатора, еще один мой воспитанник возглавил правовое управление.
– Много ли среди них карьеристов?
– Желание сделать карьеру – важный стимул для управленца. Но куда важнее, мне кажется, созидать и видеть результаты своего труда, а это прерогатива более зрелого возраста. Вот я 16 лет работаю в органах государственной власти и только сейчас в полной мере начал получать удовлетворение от созидательного труда. Моего отца как-то спросили на лекции, в чем смысл жизни, и он ответил: «Смысл жизни в том, чтобы не стыдно было умереть». Ответ характеризует нормальные амбиции и целеустремления руководителя.
– Как сказались ваши начинания на работе Плёса, Палеха, Юрьевца, туристических точек Ивановской области?
– Конечно, приоритетной была для нас работа с инвесторами в области промышленности, торговли, транспортной инфраструктуры, но, опираясь на то, что область очень интересная – Холуй и Палех, и Плёс, и Юрьевец, мы делали акценты на развитии туристической инфраструктуры. И нам уже есть что показать, посмотрите, каким стал Плёс за эти три с половиной года, в пансионат «Русь» и отель «Соборная слобода» нестыдно пригласить людей очень высокого уровня. Есть очень недорогие комнаты в Доме отдыха ВТО, а вот ниша для среднего класса, как мы говорим, для гостей с пароходов, пока отсутствует. По традиции, к нам приезжает много художников. Почему и просим наших инвесторов больше средств вкладывать в инфраструктуру для среднего класса. И этим летом владельцы «Руси» и «Соборной слободы» заканчивают отель по средней ценовой категории, без излишеств, но очень приличный.
– Есть ли в области промысел на грани вымирания, который надо срочно спасать?
– Думаю, нет. Во всяком случае, Палех и Холуй нужно спасать только от подделки, а развиваются они неплохо, сбыт тоже налажен. Есть проблема с художниками, не очень хотят легализироваться, хотя мы их подталкиваем к созданию индивидуальных частных предпринимательств. Но, думаю, и эту проблему решим, а вот защищать промысел от подделок необходимо. Сейчас делаем сайт – paleh. info (палех.инфо), где будет четко объяснено, как подлинник отличить от подделки, чтобы люди не нарвались на подделку. В этом году я был на Байкале, там проходил Президиум Госсовета, и мы размещались в отеле на берегу Байкала. Огромное количество иностранцев, гостей из Иркутска. Сувенирный магазин – очень посещаемый. Я зашел и увидел массу поддельного палеха ужасного качества. Бывают подделки очень качественные, не сразу и отличишь, а тут было видно невооруженным глазом. Был крайне возмущен, пригласил директора, сказал – хотя бы не пишите, что это палех. А он говорит: «Мы не знаем, как распознать настоящий палех, нет исчерпывающей информации». После этого мы и решили разработать сайт.
– В Ивановской области, насколько мне известно, и с развитием текстиля были большие проблемы.
– Моя задача, как я говорю, заключалась в том, чтобы обратить внимание федеральных властей на то, что текстиль скорее жив, чем мертв. Вспомните, как в 90-е годы говорили, что текстиль нам вообще не нужен, обойдемся дешевыми китайскими вещами и т.д. А прошлым летом у нас прошел Президиум Госсовета под председательством Дмитрия Медведева, на котором рассматривалось развитие текстильной отрасли. Опираясь на поручения президента, мы добились увеличения субсидирования процентной ставки для текстильных предприятий, вкладывавших средства в свое развитие, с одной второй до двух третей. Это очень неплохо, особенно в нынешних условиях, когда с дешевыми деньгами есть проблемы, почти по европейской ставке кредит. Кроме того, cубсидирование было предоставлено не только предприятиям, бравшим кредиты на перевооружение в 2008-2009 годах, но и тем, которые перевооружались двумя годами раньше и еще не погасили кредиты. А наши предприятия, и «Шуйские ситцы», и ряд других, перевооружались в основном в этот период, достаточно успешный для них. Сейчас отстаиваем увеличение ввозной пошлины на импортный текстиль.
– Участвует ли Беларусь в вашем фестивале «Льняная палитра», который проводится летом в Плёсе?
– Мы горды, что фестиваль в Плёсе стал основным российским фестивалем льняной моды. Подиум устраиваем на дебаркадере, который устанавливают на Волге, там и проводятся показы льняных коллекций России, Украины и Беларуси. В этом году в отборочном туре будут участвовать авторы 46 коллекций из разных Домов моды, для показа отберут не более 10 – самых лучших. На фестивале проводят маркетинги коллекций и тут же их продают. Как зритель скажу: одежда из льна очень красива, поражает, насколько лен может быть востребован с точки зрения современной моды. И сейчас нам нужна помощь журналистов в том, чтобы раскрутить наш фестиваль, помочь вывести льняную моду на международный рынок, распространить ее по Европе.
Этим летом впервые проводим «круглый стол», куда пригласим представителей льноводческого бизнеса, руководителей компаний, занимающихся выращиванием
льна, руководителей льнозаводов, льнокомбинатов, льно- и строчевышивальных фабрик и представителей властных структур – из министерств промышленности, торговли, экономики. Обязательно приедут наши соседи – из Костромы, с Вологодчины. Что скрывать, ниша льняной моды свободна, традиции утеряны, а хлопок у нас не растет, не тот климат. Попробовали выращивать в Астрахани – получился не очень качественный и нерентабельный. Потому и развиваем тему синтетических волокон…
– Вы с семьей переехали в деревянный дом, легко ли было привыкать к новому жилищу?
– Переезд моя семья восприняла спокойно. С точки зрения экологии это здорово, дети имеют возможность находиться на свежем воздухе, нет пробок. За день стал успевать делать 5-7 дел, в то время как в Москве больше двух не получалось, жизнь реально стала длиннее. Дети у нас маленькие, и супруга сейчас не работает, сидит с детьми. А вообще она, как и я, работала в органах государственной власти, в Совете Федерации, в Госдуме, а потом в коммерческой структуре. Но и сейчас находит время для занятий благотворительностью, объединила жен бизнесменов и политиков, они проводят аукционы картин, благотворительные мероприятия, собирают средства на ремонт детского отделения Ивановской областной больницы. Работают с диаспорами в Иванове.
– Признайтесь, фестиваль «Зеркало» не обременителен для города? Какие выводы, например, сделали вы в прошлом году?
– Увидели, что церемонии открытия и закрытия были излишне эстрадизированы, это, конечно, оживляет программу, особенно для зрителей, которые смотрят действо в прямом эфире, но и злоупотреблять этим нельзя. В этом году мы внесли фестивальный элемент – с показом отрывков из фильмов-номинантов и с последующим вскрытием конвертов с фамилией победителя. Фестиваль «Зеркало» ивановцам очень дорог, его ждут каждый год с нетерпением. Хочу сказать, что в моем отношении к творчеству Андрея Тарковского присутствует глубоко личный момент, потому что мой отец учился с Андреем Арсеньевичем в школе. Фильмы Тарковского произвели на меня очень сильное впечатление – и «Сталкер», и «Солярис», и «Андрей Рублев», время от времени пересматриваю их, считаю безусловными шедеврами. Сожалею о том, что о Тарковском больше говорят за рубежом, чем в России, это неприятная тенденция, и одна из задач нашего фестиваля – переломить ее.
– Кино рано вошло в вашу жизнь, расскажите, как вы снимались в фильме «Денискины рассказы»?
– В 1970 году, когда мне было 10 лет, по ТВ услышал о наборе детей для съемок. Я был целеустремленным мальчиком и убедил родителей, что мне надо поехать в Москву, а жили мы в Загорске. Они надо мной посмеялись, но, уважая мою целеустремленность, препятствовать не стали. И вот среди двух тысяч претендентов я предстал перед комиссией, отбирали визуально, и это были первые выборы, которые я выиграл. Я сыграл главную роль. Пока снимался, конечно, ни о какой учебе речи не было. Поэтому дальнейшего хода моей кинокарьере родители не дали, хотя я получил несколько серьезных предложений.
Увлекался музыкой, учился в музыкальной школе, по первому образованию я режиссер, окончил Московский институт культуры. Там защитил кандидатскую диссертацию, одно время преподавал, работал в отрасли, а в 90-е годы занялся книгоиздательским бизнесом. А там началось уже изменение систем структуры экономики, в 93-м году был избран в Московскую областную Думу, и началась другая жизнь.
– А это правда, что по завершении госслужбы хотите заняться продюсированием кино?
– Правда. Причем хотел бы продюсировать интеллектуальное кино. Попробовал бы выложить его на рынок. Никто не занимается его промоушеном, а это гораздо сложнее, чем продвижение боевиков. Да и любое смысловое кино можно обставить очень красиво. И это будет зрелищно. Так что, думаю, ближе к концу государственной деятельности буду собирать предложения.

Нина КАТАЕВА

Иваново – Москва