Культура и искусство

Воспитание вкуса

Воспитание вкуса
Воспитание вкуса

К номеру:   ()


01 Августа 2009 года

Только так можно одержать победу над пошлостью и цензурой

Общение с поэтом первой величины – редкий случай в фестивальной программе «Славянского базара в Витебске». Мэтр современной русской поэзии с американской пропиской Евгений Евтушенко с удовольствием принял приглашение приехать в Беларусь. Во-первых, он уверен, что поэт обязан регулярно появляться на публике, дабы народ не забывал вкус настоящего поэтического слова. Во-вторых, в Беларуси его корни. Дед поэта Ермолай Наумович Евтушенко из села Хомичи Калинковичского района Гомельской области был расстрелян в 1938 году, реабилитирован в 1957-м… Не случайно поэт часто обращается к теме былых советских времен, дает свою оценку тому или иному политическому событию. Его неординарное мышление побуждает к спорным суждениям, но всегда подкупает открытостью и глубиной мысли. – Евгений Александрович, вы впервые на «Славянском базаре». Что понравилось, а что нет?
– Сам удивляюсь, что за столько лет меня только сейчас пригласили на этот международный фестиваль искусств. Надеюсь, что мы открыли новую страничку на этом представительном форуме – литературную. Нужно шире показывать и пропагандировать молодую поэзию, в том числе белорусскую. То есть на «Славянский базар» писателей нужно приглашать обязательно.
Что касается представленной песенной эстрады, то я посмотрел большой концерт открытия. Многие выступления мне понравились. Но, к сожалению, много и непрофессиональных текстов. Почему мы любим многие песни военных лет? За их искренность, в них нет пошлости, безвкусия.
– А можно ли вообще научить любить настоящую литературу, поэзию?
– Мы утратили хорошие традиции советского периода, когда публичные выступления поэтов и писателей перед самыми разными аудиториями на фабриках и заводах были привычными. А писатель должен быть доступным для читателей. Я был принят в Союз писателей при Сталине в 1952 году, но, помню, уже в 1949-м читал стихи в парках.
В Америке сегодня действуют не меньше 30 лекционных бюро, которые занимаются исключительно устройством таких встреч с писателями. В бюджете американских университетов предусмотрены специальные средства на приглашение литераторов, которые формируют и держат уровень литературного вкуса. Воспитание вкуса – это ведь один из главнейших вопросом образования.
Сейчас наметилась опасная тенденция разъединения, разобщения технической и гуманитарной интеллигенции. И в России, и в Беларуси. При поступлении в вуз перестали писать сочинения?! А ведь это лучшая проверка культурного уровня человека. Все это может привести к тому, что уже случилось в той же Америке – здесь инженеров уже не относят к интеллигенции.
Молодежь сегодня не хочет знать и свою историю, хотя имеет доступ ко многим историческим документам. Но их она попросту не читает.
– Вы преподаете русскую литературу американцам. Что им наиболее интересно?
– Я ввел кинокурс, которого раньше не было в программе. Это кинокурс о европейском и русском кино. Ведь кино, хорошее кино, может полностью изменить человека. Например, фильм «Похитители велосипедов» я сам смотрел раз 60. А ведь он был создан во времена сталинского террора в СССР. Русский человек не может не посмотреть и того же «Чапаева».
У нас в городе Талса (Оклахома) есть несколько театров, университетов, очень хороший клуб, где собираются любители русского кино. Знаете, какой фильм пользуется особым успехом у американских студентов? «Летят журавли»! Замечательная картина до сих пор живет и трогает сердца. А очень сложный фильм для понимания молодежи – это «Холодное лето 53-го».
– Насколько, по-вашему, литература может повлиять на политические процессы в обществе?
– Я пережил холодную войну со всеми ее последствиями. И это время наглядно показало всему человечеству, насколько важны взаимоотношения между двумя ядерными державами – США и СССР. Мы дружили с Джоном Стейнбеком, Артуром Миллером – великими американскими писателями. Мы встречались каждый год во времена холодной войны и тем самым не позволяли делать ставку на открытое противостояние. Тогда слово писателя имело значение больше, чем сейчас. Мы действительно могли влиять на политику. Американцы, которые любят Пушкина, Блока, Ахматову, Пастернака, Цветаеву, никогда не позволят себе относиться к русскому человеку высокомерно.
Сегодня массовая культура выплескивает на голубые экраны много пошлости. Многие певцы воображают, что они вправе заполнять телеэфир своими подтекстовками, далекими от поэзии и искусства вообще. При встрече каждого Нового года телеэкран захватывает одна и та же кучка людей. Бог им судья. Но мы не должны прощать и поощрять эту залихватскую пошлятину.
Ив Монтан, Шарль Азнавур – разве они вели себя так? Хотя того же Монтана хотели избрать даже президентом Франции. Римский папа Ян Павел ІІ, будучи истинным интеллигентом, когда увидел, сколько в мире голодных и больных, ощутил ответственность за всю историю человечества и нашел в себе мужество покаяться за грехи католической церкви, за жестокость общества. Он – лично не виноватый ни в чем этом – взял ответственность на себя. Это действительно поступок!
Страшно то, что из-за всеобщего незнания и всепрощения преступления человечества могут повториться.
Педагогика – не главное в литературе, но настоящая литература есть педагогика.
Мы должны учиться друг у друга, учить подрастающее поколение.
Сколько раз я уже говорил об этом. И еще раз повторю великие слова Альбера Камю: любая стена – это дверь. Мы, поэты и творцы, своей созидательной энергией должны пробивать любую стену.
– Над чем вы сами сейчас работаете?
– Уже много лет я работаю над второй антологией – «Десять веков русской поэзии». Начинается она со «Слова о полку Игореве», которое я решил сам перевести со старославянского. Изучая мелодику древнего стиха, смею предположить, что текст поэмы тоже подвергался цензуре. Работу над антологией надеюсь закончить в следующем году.
– Вы любите путешествовать, побывали во многих странах. Что вас манит в дорогу?
– Любопытство. Считаю, что когда в человеке умирает любопытство, жить ему дальше незачем.

Светлана ДЕДИНКИНА