Культура и искусство

Классы для будущих мастеров

Классы для будущих мастеров
Классы для будущих мастеров

К номеру:   ()


01 Августа 2009 года

Музыканты – это всегда община

В Центральной музыкальной школе при Московской консерватории им. П.И. Чайковского проходят традиционные мастер-классы «Союзное государство – молодым талантам ХХI века». В них участвуют юные музыканты и живописцы от 10 до 18 лет, которые учатся в специализированных школах России и Беларуси. Это ребята из Казани, Калуги, Перми, Тольятти, Минска и других регионов Союзного государства. С юными музыкантами занимаются: по классу фортепиано – заслуженные работники культуры Нина Макарова и Тамара Колосс (ЦМШ), скрипки – Татьяна Полозова (ЦМШ), Александр Ревич (МГК им. Чайковского), флейты – заслуженный артист РФ Александр Голышев и лауреат международных конкурсов Валентин Зверев (МГК), кларнета – заслуженный артист РФ Евгений Петров (МГК), валторны – заслуженный артист РФ, солист Симфонического оркестра им. Е.Ф. Светланова Леонид Вознесенский (МГК), ударных инструментов – профессор МГК, худрук ансамбля ударных инструментов Марк Пекарский.
Мастер-классы по живописи, рисунку и композиции ведет народный художник РФ, академик, профессор Московского промышленно-художественного университета им. С. Строганова Валерий Малолетков.
По итогам мастер-классов по традиции пройдут отчетные концерты в концертных залах ЦМШ, будет организована художественная выставка.
Мероприятие организовано Международным центром фестивалей (РФ) и Белорусским университетом культуры и искусств (Беларусь) за счет средств Постоянного Комитета Союзного государства, заказчиками выступают Министерство культуры РФ и Министерство Республики Беларусь.
Отметим, что у этого начинания Постоянного Комитета Союзного государства уже есть колоссальный результат – из мастер-класссов возник Белорусско-российский юношеский симфонический оркестр. В конце апреля музыканты побывали на гастролях в Германии и Беларуси. Мы спросили дирижера оркестра, директора Центральной музыкальной школы при Консерватории, доктора искусствоведения, профессора, заслуженного деятеля искусств России А.Н. Якупова, как появился оркестр.
– Политики, обсуждая идею объединения двух государств, просчитывают сотни параметров – как отнесутся к этому на Западе и Востоке, во сколько обойдется объединение, кто проиграет-выиграет, считают властные полномочия, и это естественно, – сказал Александр Николаевич. – У музыкантов, и вообще у людей, интеграционные процессы происходят гораздо быстрее. У русских, как и у белорусов, одни вожди – Иоганн Себастьян Бах и Петр Ильич Чайковский. Кроме того, у нас единая основа исполнительского искусства – учились у одних учителей. Ну и все мы прекрасно осознаем, что музыканты – это община, и поэтому предпочитаем объединяться, независимо от того, где живем – на Украине, в Беларуси или в России. И как знать, возможно, наш пример позволит и политикам быстрее пойти навстречу друг другу.
Наш оркестр возник в результате акций, которые проводились под эгидой Союзного государства. Музыканты России и Беларуси собирались в Москве начиная с 2006 года. Не только музицировали, но и обменивались культурными программами. За мастер-классы мы безмерно благодарны белорусскому и российскому правительству, и прежде всего, конечно, Постоянному Комитету Союзного государства.
Оркестр создавался на базе двух музыкальных школ – нашей и Музыкального колледжа-лицея при Минской консерватории. Мы сделали первую программу, и она имела оглушительный успех. Об оркестре заговорили в Беларуси и в Москве, всех пленило творчество молодых. Представьте, перед вами сидят 15-16-летние ребята, а играют, как профессионалы. Пробные концерты состоялись у нас на рубеже 2007-2008 годов, а наш дебют состоялся на День единения.
Поскольку оркестр находится на территории двух государств, партии пересылаем по электронной почте. Мы в Минск – российские сочинения, белорусы – нам, соответственно, свои. Каждый оркестрант у себя дома разучивает свою партию и сдает ее руководителю. При разучивании партий музыканты выполняют единые требования к штрихам, динамике, темпу, я свою половину оркестра собираю на репетиции раз 50 в году. А сводные репетиции проводим в Москве, перед концертом. В этом году мы тоже выступали 2 апреля, на День единения.
Мы играем классические сочинения XVIII-XIX веков – Моцарта, Чайковского, Глинки, сочинения других эпох. В этом году впервые играем современных российских и белорусских авторов. В прошлом ноябре сыграли огромную симфонию Романа Леденева «Русь зеленая и белоснежная» – среди современных русских композиторов эта фигура, конечно, знаковая. А в апреле исполнили 29-ю симфонию московского композитора Мераба Гагнидзе, кроме того, играем и сочинения современного белорусского классика Евгения Глебова. Исполнение музыки современных композиторов для нас своего рода познание нового мышления эпохи XX-XXI веков.
Хотя всякое деление композиторов весьма условно. Вот скажите, пожалуйста, кто по национальности Михаил Иванович Глинка?! Великий русский композитор – скажут в России. А белорусы считают его своим – родился в селе Новоспасском Ельнинского района Смоленской губернии, на самой границе между Россией и Белоруссией. А уж фамилия-то совсем не русская! Но зачем говорить об этом, Глинка – основоположник классической славянской музыки, да, он родился там, где русский и белорусский этносы, как сказали бы теперь, интегрируются. Да разве есть в них принципиальные отличия?!. Так что мы, конечно, играем Глинку! И Увертюру к опере «Руслан и Людмила», и «Камаринскую», и «Арагонскую хоту»...
– Существует ли понятие «белорусская школа музыки»? В России есть московская и питерская школы. И правда ли, что после войны поднимать музыкальное искусство белорусам помогали ленинградцы?
– Национальная школа – такое понятие, конечно, есть. Белоруссия по сравнению с Россией ближе к Европе, и влияние европейской культуры на культуру этой страны всегда было более мощным. А в нашей педагогике, несмотря на то, что западноевропейский репертуар доминирует, всегда была установка на сохранение самобытных черт русской культуры. Посмотрите на Урал и Сибирь – там перемешаны этносы и культуры десятков народов, и как это влияет на темперамент музыканта, на выбор репертуара, на музыкальное мышление. А культура народа, аккумулируя многие черты, стили, рождает нечто новое. То же самое у белорусов.
– Представители каких национальностей у вас в оркестре?
– Специфика в том, что в составе оркестра из 90 человек музыканты самых разных народов: до 35 процентов белорусов, среди них те, кто приехал учиться в нашу школу, до 50 – россиян, в это число входят и украинцы, живущие здесь. Есть ребята из Прибалтики, также много корейцев, китайцев, японцев, есть музыканты из Мексики и Бразилии.
– Можно ли как-то повлиять на музыкальные пристрастия молодежи, которая по большей части далека от симфонической музыки?
– Классическая музыка не может быть доступна всем без исключения. Чтобы понимать ее, нужно обладать определенным интеллектом. А ребенка к восприятию классики нужно готовить с детства. Родители, к сожалению, этого не понимают, и всего 6 процентов детей в нашей стране учатся в музыкальных школах. А хотелось бы, чтобы учились все. На Западе, например, кроме уроков музыки, каждая школа имеет свой оркестр, и все дети играют на каких-либо инструментах. Каждый ребенок должен владеть каким-либо музыкальным инструментом, а у нас, главным образом, учат музыке на уроках пения, иногда могут привлечь к пению в хоре или ансамбле. Тем самым не хочу сказать, что на Западе культура выше, это общечеловеческая проблема. И если в обществе поставят цель – научить детей понимать классическую музыку, думаю, такую задачу решить можно.
Не все, разумеется, должны стать музыкантами, но молодым нужно разъяснять, что искусство может развивать тебя, а может, просто доставлять удовольствие. Когда люди слушают эстрадную музыку, они в этот момент ловят кайф – от ритма, грохота инструментов, жестких тембров – и получают гормон радости. Как от шоколада, но попробуйте есть его день, второй, третий – золотуху заработаете. А вот слушая классику, никогда не заболеете, да еще интеллектуальное развитие получите.

Нина КАТАЕВА