Культура и искусство

Блокбастер о наших героях

Блокбастер о наших героях
Блокбастер о наших героях

К номеру:   ()


01 Сентября 2009 года

В Бресте идут съемки первого фильма Союзного государства

Съемки кинолетописи «Брестская крепость» начались около месяца назад и ведутся прямо на территории легендарного мемориального комплекса. Корреспондент «СВ» побывал на съемочной площадке и узнал, почему первый фильм Союзного государства посвящен именно войне, как на съемочном процессе отразился финансовый кризис и кому будут принадлежать права на картину после ее завершения. Фильмов о Брестской крепости снято немало. Зачем снимать еще один? Эти вопросы мы задали известному российскому актеру и телеведущему Игорю Угольникову. Именно он два года назад, сразу после назначения на должность председателя Телерадиовещательной организации Союзного государства (ТРО), инициировал этот проект.
– В Брестской крепости сражались представители более 30 национальностей, однако наиболее тесно здесь переплелись судьбы белорусского и русского народов. Это место уникально по своему драматизму, – считает Игорь Угольников, который также является генпродюсером картины. – Те фильмы, которые раньше снимались о защитниках крепости, сегодня, к сожалению, мало кто смотрит. Возможно, потому, что они устарели по своему киноязыку.
Поэтому язык новой картины будет современным, а сюжет – более захватывающим. При этом создатели фильма обещают отразить почти документальную правду о первых днях войны. Герои ленты – не вымышленные персонажи, а реальные люди, проливавшие кровь и отдававшие жизни в борьбе за свободу своей Родины. Директор «Беларусьфильма» Владимир Заметалин определил жанр картины как «кинолетопись о правде войны».
– Этот фильм – наш первый проект, который начинает практическое сотрудничество в рамках Союзного государства двух братских стран и кинематографов. У нас есть и другие идеи, которые мы постараемся воплотить в жизнь в ближайшее время, – пообещал Владимир Заметалин.

Съемки фильма могли начаться еще год назад, однако этому помешали сразу несколько обстоятельств. Так, не был готов сценарий. Точнее, сценариев было много, но ни один из них не устраивал сотрудников мемориального комплекса «Брестская крепость», выступающих в качестве консультантов картины. Их позиция была незыблемой: мол, коль уж взялись рассказать правду, то извольте поработать…
– Мы забраковали около двадцати сценариев, – рассказывает директор комплекса генерал Валерий Губаренко. – В них было много недоработок, несоответствий реальности. Кто-то из авторов предлагал, например, сцену, в которой Гитлер встречается с майором Гавриловым. Такого не могло быть! Это не вписывается ни в какие исторические рамки!
Гитлер с Муссолини действительно прилетали в Брест в конце августа 1941 года, однако с доблестным защитником крепости они не встречались. Так что возмущение хозяина съемочной площадки можно понять. И отрадно, что киношники к его словам очень внимательно прислушиваются.
С окончательной версией сценария тоже пришлось помучиться – ее согласовывали полгода. Сначала сценарий правили сотрудники мемориала, потом его рецензировали члены Белорусского союза ветеранов. У ветеранов, кстати, тоже возникли претензии. Они утверждали, что создатели фильма переборщили с количеством русских солдат, сдавшихся в плен, – мол, не могли наши так массово сдаваться!
– Мы ничего не придумывали. Посмотрите документы – и сами убедитесь в том, что очень много красноармейцев оказались в плену в первые часы войны, – утверждает Игорь Угольников. – Таким образом, мы хотим показать проблему выбора: кто-то безропотно сдавался в плен, а кто-то воевал до последнего патрона и последнего вздоха.

Так из множества сценариев родился один. Главным режиссером назначили 36-летнего Александра Котта, хотя на это место прочили и куда более известных мастеров – например, Павла Чухрая и Федора Бондарчука. Но те отказались от участия в проекте из-за занятости, а Котт к тому же, по словам Угольникова, проявил наибольшее рвение в изучении темы. Выпускника ВГИКа не назовешь опытным режиссером, однако он стажировался у Анджея Вайды, экранизировал пикулевский «Реквием каравану PQ-17» и лермонтовского «Героя нашего времени», удостаивался наград на европейских фестивалях – в общем, успел себя достойно проявить и зарекомендовать.
– Как и все, я знал, что Брестская крепость – герой, но почему, никогда не задумывался… Понял это только тогда, когда начал работать над сценарием, когда пообщался с работниками мемориала, – признается режиссер картины.

Руководители обороны крепости и герои картины – Кижеватов, Фомин и Гаврилов – сражались на разных участках и ничего не знали друг о друге. Об их отрядах можно было снять три отдельные новеллы, однако сценаристы придумали ход, как между ними провести связующую нить. Помогут в этом дети – Аня из Минска и Сашка из Москвы. На протяжении фильма ребята будут искать один одного, попадая в разные очаги сопротивления.
Есть в картине и любовная линия…
– Однако мы снимаем не фильм-мелодраму, а фильм-реквием, – сразу предупреждает Александр Котт.
Главные роли исполняют популярные российские актеры. Андрей Мерзликин, прославившийся благодаря «пацанскому» «Бумеру», сыграет майора Петра Гаврилова. Павел Деревянко («Братья Карамазовы», «Участок») попробует перевоплотиться в комиссара Ефима Фомина.
– Актеры должны осознавать, что играют не простых людей, а героев – Героев Советского Союза. Это налагает на них определенные обязательства, – убежден руководитель мемориала генерал Губаренко. – Мы провели инструктаж с исполнителями главных ролей, давали им читать материалы о тех, чей образ они представляют на экране, водили по местам реальных боев…

Начало киносъемок стопорилось не только из-за отсутствия сценария. Белорусские и российские партнеры долгое время не могли решить, кому будут принадлежать права на готовую картину.
Проект полностью финансируется из бюджета Союзного государства. Еще в 2008 году на эти цели было выделено 225 миллионов российских рублей (тогда – около 9 миллионов долларов). Вклад Беларуси – 35 процентов от суммы, России – 65. В аналогичной пропорции «Беларусьфильм» предлагал поделить и права на картину. Однако представитель России – компания «Централ Партнершип» – с этими требованиями не соглашалась и претендовала на большее, так как монтаж и другая работа с отснятым материалом будут вестись в Москве. В итоге съемки «Брестской крепости» в 2008 году так и не начались.
Имущественные противоречия закончились тем, что фильм будет объявлен собственностью Союзного государства, а потому его судьбой будет распоряжаться союзный Совмин.
Киношники за неумение быстро договариваться были наказаны еще и мировым финансовым кризисом. Финансирование картины было перенесено с 2008 года на 2009-й, при этом сумма осталась прежней. И сегодня 225 миллионов российских рублей – уже далеко не 9 миллионов долларов, на которые авторы проекта рассчитывали изначально.
– Я прекрасно понимаю, что из союзного бюджета нам больше не выделят ни копейки, – признается Игорь Угольников. – Поэтому мне как генеральному продюсеру фильма сегодня приходится думать, как восполнить образовавшийся дефицит. Возможно, помогут частные телевизионные каналы, но об этом можно будет говорить не раньше сентября.
Пока же съемки ведутся в режиме экономии. Из утвержденного сценария вычеркнуто 22 сцены, что, согласитесь, немало. Также пришлось отказаться от американских специалистов, которые помогали ставить батальные сцены Стивену Спилбергу в шокирующем и очень натуралистичном фильме о войне «Спасти рядового Райана». Решили справляться своими силами.

Впрочем, если верить словам создателей, и без голливудских спецов фильм получится зрелищным. Ведь сюжет даже самого закрученного боевика не сравнится с тем, что в жизни пережили защитники Брестской крепости.
Так как в мемориальном комплексе ничего трогать-разрушать нельзя, пришлось возводить масштабную бутафорию. Но отличить ее от реальных объектов практически невозможно. Рядом с Холмскими воротами (22 июня 1941 года на них пришелся основной удар) строят из дерева их точную копию. Напротив возводится киношный мост через реку Мухавец, по которому будут идти настоящие танки.
В массовке задействовано более полутысячи человек. В основном это жители Бреста, получающие за съемочный день около 16 долларов. Много и солдат-срочников, которые снимаются на безвозмездных началах. Кстати, эти ребята хорошо разбираются в оружии, а потому с интересом рассматривают свои «киновинтовки».
– Ого, настоящая! – восклицает один из них и показывает дату выпуска, выгравированную на металле, – 1940. Оружие в отличном состоянии, из него вполне можно было бы стрелять, если бы не болт, предусмотрительно вкрученный поперек ствола винтовки.
Натуралистично смотрится и обмундирование актеров – где-то потертое, где-то перепачканное.
– Мы приложили много усилий, чтобы форма так выглядела. Благодаря этому она живет в кадре, – считает художник по костюмам Сергей Стручев, который работал над такими картинами, как «Сибирский цирюльник», «1612», «72 метра».
Неподалеку от нас снимается сцена атаки немецкими танками советского орудийного расчета. В поле – три бронированные машины, однако движется почему-то только одна. Оказывается, две другие – искусно сделанные из дерева муляжи. Зато та, что на ходу, – точная копия немецкого Т-3, самого массового танка вермахта на начало войны. Специально для фильма его изготовили на танкоремонтном заводе в белорусском Борисове по чертежам, привезенным из подмосковной Кубинки, где располагается Музей бронетанкового вооружения и техники.
– Одного танка на ходу вполне достаточно для картины, – заверил нас специалист из съемочной группы. – Остальное – дело техники. Компьютерной. Все фильмы так снимаются сегодня.
Съемки фильма планируется завершить в начале осени. Сразу после этого начнется монтаж. Картина включена в перечень мероприятий, посвященных 65-летию со Дня Победы в Великой Отечественной войне. Следовательно, кинолетопись мы увидим уже в мае 2010 года.

Олег ГОРУНОВИЧ