Культура и искусство

Наши песни – о главном

Наши песни – о главном
Наши песни – о главном

К номеру:   ()


01 Ноября 2009 года

В этом году у знаменитой когда-то всесоюзной стройки под названием БАМ сразу два юбилея: 35-летие с начала строительства магистрали и 25-летие со дня укладки последнего звена – «золотой» стыковки рельсов БАМа. Отмечались они, конечно, далеко не с тем размахом, что прежде. Но главные слова были сказаны – слова благодарности строителям за совершенный подвиг и замечательную железную дорогу, которая сегодня перевозит грузы и пассажиров. На праздник в Тынду съехалось много почетных гостей. Среди них был и заслуженный артист России Эмин Бабаев. В свое время он был частым гостем на БАМе. Где только ни приходилось ему выступать – на просеке, в палатке, на сцене щитового клуба. Участвовал он и в фестивалях «Огни магистрали», на которых «светились» самые яркие звезды советской эстрады.

– Эмин, скажите, сколько раз вы были на БАМе?
– Не считал. Но очень много. Я ведь на поезде «Комсомольская правда» не только весь БАМ, но и Транссиб объехал. Мы эту стройку очень любили. Бамовцы встречали нас всегда, как близких родственников, можно даже сказать, на руках носили. Представьте себе: тайга, палатки, вагончики – до цивилизации тысячи километров. А тут вдруг приезжают артисты Москонцерта – праздник! Выступали мы и в хороших залах, и в строительных бараках. Было неважно, где петь – хоть под открытым небом, лишь бы можно было подключить аппаратуру к «220»!
– А что вас больше всего поражало в те годы на стройке?
– Ее особый дух, энтузиазм молодежи и, конечно же, дружба. Строить железную дорогу в таежном краю приехали посланцы всех союзных республик – Украины, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана… И каждая республика построила на магистрали свою станцию со своим национальным колоритом. И теперь вся эта дорога – как карта бывшего Советского Союза. В прошлом году мы летали на станцию Ангоя – ее строили азербайджанцы, и решено было увековечить там имя Президента Азербайджана Гейдара Алиева, который в свое время возглавлял правительственную комиссию по БАМу. С этой Ангоей связана замечательная история: украинцы построили к зиме для себя благоустроенное общежитие, а тут приехали строители из Азербайджана. И что вы думаете, они сделали? Отдали им это общежитие! Вот это настоящая дружба. В Ангое и сегодня дружно живут люди самых разных национальностей – русские, украинцы, азербайджанцы, белорусы…
– С белорусами вы тоже встречались на БАМе?
– Конечно. Белорусы оставили там хороший след – они ведь не только железную дорогу, но и Шимановский комбинат стройиндустрии БАМа строили. Когда мы ехали на праздник в Тынду, то проезжали станцию с очень красивым названием Золотинка. Ее тоже строили посланцы Белоруссии. На БАМе до сих пор помнят гомельского парня Василия Журавского. Он до БАМа прошел хорошую школу на строительстве Мозырского нефтеперерабатывающего завода, а потом строил с первого колышка Золотинку. Ребята его избрали комиссаром белорусского отряда имени Кедышко, а потом он стал лауреатом премии Ленинского комсомола. И таких ребят было много. Например, Михаила Железновского из Могилева прозвали на БАМе «железным прорабом». Он проработал три года на стройке, сдал объекты в Золотинке и решил вернуться домой в Белоруссию. Но по пути завернул в Куанду и… решил помочь друзьям еще и этот поселок построить. Кстати, туда из Золотинки многие молодые строители уехали. Там они и «звездный час» БАМа встретили – в 1984 году в Куанде уложили последнее «золотое» звено магистрали.
– А что еще из того времени сегодня вспоминается?
– Как с ребятами из белорусского отряда имени Кедышко в Монголию ездили на агитпоезде «Дружба». Когда началось строительство БАМа, в Тынду приехала делегация из Монголии и привезла в подарок строителям 15 000 (!) овчинных полушубков. Если учесть, что зимой на БАМе от морозов уличные термометры просто зашкаливало, этот подарок пришелся очень кстати. А мы тогда отправились с ответным визитом дружбы и объехали всю Монголию. Это была незабываемая поездка.
Кстати, на 35-летие БАМа приезжал представитель Торгово-промышленной палаты Беларуси Василий Карягин. Он сказал, что они собираются организовать у себя в республике такое же «Бамовское содружество», какое создано в Москве. И пригласил в гости.
– Вы так легко вспоминаете события 25-летней давности…
– А как забудешь? Ведь это часть и моей жизни. В то время руководители Штаба ЦК комсомола считали, что молодежи на стройке хорошая песня нужна не меньше, чем хлеб и вода. И что настоящее искусство в воспитании человека намного эффективнее назидательных лекций. Это действительно так. Я пел бамовцам хорошие песни, отдавал им частицу своей души и сам заряжался от них энергией и силой. И теперь горжусь, что бамовцы считают меня своим другом. Я приезжал к ним не только, когда БАМ гремел и грелся в лучах славы, но и когда для него настали черные дни. Приезжал поднять дух людям, которые были брошены государством на выживание на Севере. Когда БАМ начали поливать грязью со страниц газет и экранов телевизоров, заявлять, что это «дорога в никуда» и «самый длинный памятник застоя», я считал, что оскорбляют и меня. Нельзя строить политику на лжи и говорить на белое – что это черное. То, что я видел на БАМе, из моей души никто не сотрет. Бамовцы ведь строили даже не дорогу, а нечто большее...
– В каких только «горячих» и «холодных» точках за свою творческую жизнь вы ни побывали. Говорят, во время войны в Афганистане к душманам даже чуть не попали в плен?
– Да, и такое было. Мы сели в самолет, и кто-то из пассажиров, услышав, куда мы летим, вскочил: да вы что? Там уже душманы! На войне всегда есть риск. Но в Афганистан ездили многие наши артисты, например Иосиф Кобзон. Ехали, чтобы напомнить 18-летним солдатам, что о них помнят, их любят и дарят им песни. Часто сценой для наших выступлений был борт грузовика, и снайпер в горах мог спокойно любого из нас убить. Но мне повезло. А может, и бог сберег – видел, что от души пою.
Помню одну историю. Приехал я в одну воинскую часть, а командир меня даже встречать не вышел. А потом подходит после концерта и говорит: «Мы только что вернулись из боя – и у меня 20 гробов… Но вы сделали невозможное – ребята вам аплодировали, позабыв обо всем!..» Вообще Афган – это моя боль. Там все во мне перевернулось. И БАМ стал для меня не просто обычной концертной площадкой – я как бы принял эстафету у ушедшего из жизни Дина Рида, который тоже приезжал на эту комсомольскую стройку.
– Эмин, а чем вы сегодня живете и занимаетесь? Вас не видно на экранах телевизоров…
– На телевидении и на эстраде сегодня засилье дешевой попсы. А я таких песен не пою – ни душа, ни воспитание не позволяют. Я окончил консерваторию, по образованию – скрипач, был солистом Москонцерта, нас воспитывали в лучших традициях советской эстрады. Мы учились у Клавдии Шульженко, Марка Бернеса, Муслима Магомаева и других великих артистов.
Каждый, конечно, поет о том, что любит. Я пою о любви к матери, женщине, Родине. Скажете – это старые песни? Но песни не стареют, если они – о главном. Любовь вообще – это «блеск солнечный, дождю идущий вслед». Патриотизм тоже времени и моде не подвластен. У меня в репертуаре есть несколько задушевных песен о Родине. Кстати, отнес на радио новую песню «Русь моя» – тишина.
В Москве я часто выступаю в Культурном центре Вооруженных сил Российской Федерации. На последнем концерте, кстати, даже переаншлаг был, хотя попсы там не было – я пел о Родине. Но у людей не пропал интерес к настоящей песне. Причем не только в России, но и в Беларуси. Я там часто бываю. В этом году не получилось попасть на «Славянский базар» – на БАМ летали, но в следующем году обязательно поеду.
– Вы поете там свои песни?
– В Минске ежегодно 22 июня – в день начала Великой Отечественной войны – проходит концерт, приглашают и московских артистов. В прошлом году я получил приглашение на фестиваль «Калинка». Мне понравилась белорусская группа «СССР» – у нее замечательные песни об объединении наших славянских народов. Одну из их песен – «Признание офицера» – я даже взял в свой репертуар. Меня давно просили спеть об офицерских женах, но мне ничего не нравилось. А тут вдруг я услышал проникновенные слова – признание сильного человека, что «выжил я и пережил все, что творили со всем народом в нашей стране, только благодаря тебе, любви и силе женской…». И я понял, что эта песня моя! Когда в День Военно-Морского флота и день иконы Казанской Божией Матери я выступал в клиническом госпитале перед офицерами и спел эту песню – ее восприняли как самый лучший шлягер.
Сейчас готовлю новую программу, посвященную 65-летию Победы в Великой Отечественной войне, и обязательно включу в нее «Признание офицера». Будут там и новые песни молодых авторов, в одной из них есть такие слова: «Воспитаны мы армией отцов, гордимся ее прошлым мы по праву…» У нас огромная общая история: в ней есть разные страницы – и горькие и радостные. Было и много побед. Это нельзя забыть.

Тамара АНДРЕЕВА