Культура и искусство

Мир уцелел, потому что смеялся

Мир уцелел, потому что смеялся
Мир уцелел, потому что смеялся

К номеру:   ()


01 Ноября 2009 года

В Москве закончился Х Открытый российский фестиваль кинокомедии «Улыбнись, Россия!»

Зрители бесплатно смотрели комедии и, голосуя отрывными талонами, определяли судьбу премий. Гран-при фестиваля «За самую смешную комедию» они присудили «Каникулам строгого режима» режиссера Игоря Зайцева. Президент фестиваля – комедиограф Алла Сурикова – одна из самых ярких фигур в современном кинематографе. От ее фильмов всегда веет живым, непосредственным чувством и неподдельным оптимизмом. Она принадлежит к тем немногим мастерам, чьи работы не только высоко ценятся профессионалами и получают призы на фестивалях, но и завоевывают любовь зрителей. «Суета сует», «Ищите женщину», «Человек с бульвара Капуцинов», «Дети понедельника», «Хочу в тюрьму!», «Вы не оставите меня» – все эти столь разные картины сняты уверенной рукой Аллы Суриковой.

– Алла Ильинична, прошло десять лет с того, первого, кинофестиваля. Что изменилось за эти годы?
– В первые годы приходилось трудно: на программу не хватало новых кинокомедий, приходилось выкручиваться, делать разные ретроспективы. Теперь стал возможен отбор, далеко не все фильмы попали в программу – фестиваль идет только неделю. Сегодня в его афише – 17 полнометражных картин, есть интересные дебюты, программа смешного «короткого метра», комедийное документальное кино. В принципе мы никому не хотели бы отказывать – стараемся поддерживать все хорошее, что есть в разных фильмах. Как говорил мой учитель Георгий Николаевич Данелия, в мире делается 40-50 комедий, из них безупречных – 4-5. Снимать комедию гораздо труднее, чем трагедию или драму.
– Вы встали на этот путь, хотя вам наверняка приходилось слышать, что режиссура – не женское дело, что для этого нужен мужской характер и склад ума. Не вредит ли ваша женственность профессии, а профессия – женственности?
– Я не думаю, что заниматься режиссурой для женщины сложнее, чем работать отбойным молотком на дороге. Есть женский футбол, бокс, борьба, тяжелая атлетика. Режиссер – это профессия, требующая совсем немного: таланта и характера. Кто сказал, что у женщин их меньше, чем у мужчин? Есть слабые, мягкие, милые мужчины с уклоном в некоторую женственность, и достаточно много женщин, которые обладают сильным характером и упорством в достижении цели. Мама мне в детстве говорила: «Тебя будут все обижать, у тебя очень слабый характер». А вот сейчас кое-кто считает, что я достаточно жесткая на съемочной площадке, хотя мне кажется, что я «мягкая и пушистая». Нет, группе, конечно, бывает, от меня достается – кинопроизводство сегодня очень несовершенно. Но актерам должно быть комфортно – это мое кредо. Актер должен быть любимым, ухоженным, ему должно быть тепло, он должен быть накормлен. Но не напоен!..
– Почему вашим любимым жанром стала комедия, как вы пришли к ней?
– Мои родители обладали замечательным чувством юмора и все ситуации дома решали с помощью улыбки, юмора, смеха. Маме никогда не удавалось выйти на какой-то конфликт, потому что отец все сводил к шутке. Родители были очень артистичны, замечательно танцевали, пели. Они всегда старались идти по солнечной стороне жизни. Папа играл на расческе, а мама смеялась так заразительно, что расплывался в улыбке даже наш кот Кузя. И потом, когда я поступила на режиссерские курсы, художественным руководителем был Георгий Данелия – удивительный мастер удивительных комедий. Так все и сложилось.
– Не возникало ли у вас порой желания изменить этому жанру?
– Одному моему знакомому режиссеру говорили: «Брось водку». Он отвечал: «Бросил бы – да не на кого!» Так и комедию не на кого бросать. Хотя одна из моих недавних работ – «Вы не оставите меня» – к комедии не имеет прямого отношения. Это драма, пусть и во многом ироническая. Как говорил Чаплин: «Жизнь не есть чередование похорон». Поэтому я не люблю картины, в которых люди не улыбаются, не смеются, не шутят. Даже если это жесткая драма. Ведь мы все шутим и на краю гибели. Саша Абдулов до последнего дня был ироничен, рассказывал анекдоты.
– Что нужно для того, чтобы получилась хорошая комедия?
– Хороший сценарий, хорошие артисты и хорошие деньги. А если режиссер – женщина, то у ее мужа должно быть хорошее чувство юмора. Ну и, конечно, чувство юмора должно быть у зрителя. Вот такой нехитрый рецепт.
– Одни считают, что мир спасет красота, другие – что юмор.
– Я думаю, юмор – великая спасительная сила. Девизом Габровского фестиваля было: «Мир уцелел, потому что смеялся». Я готова подписаться под этими словами. Дипломаты советуют: если важные переговоры заходят в тупик, нужно пошутить, рассказать анекдот – и ситуация сдвинется с мертвой точки.
– Но ведь бывает и горький, сардонический смех, когда человек смеется оттого, что ему нечего терять.
– Я оптимист и считаю, что мы уже миновали эту стадию. Думаю, что самый тяжелый кризис позади. Помню время, когда на «Мосфильме» бегали крысы, не было табличек на дверях, один за другим закрывались цеха, потому что не было никакой работы. Жить было так трудно, что многие не выдерживали и уезжали за границу. Главное в этой ситуации было – не унывать и не падать духом. Один парень, Эдик Саркисянц, подарил мне тогда маленькую любительскую камеру, это был царский подарок. Я собрала замечательную компанию безработных – прекрасный оператор Владимир Нахабцев, звукооператор Олег Зильберштейн, и мы двинулись к Никите Богословскому – снимать о нем кино. Никита и его жена Алла кормили нас обедом и угощали водкой. Кино получилось симпатичное, его потом показывали на нескольких каналах – и целиком, и по частям, в других фильмах.
Тогда же примерно у меня возникла идея снять цикл документальных фильмов о провинциальных музеях России. Я привлекла к этому делу своих студентов, и вот уже снято почти полсотни фильмов. Все началось с моих размышлений о том, как пристроить ребят. Индустрия кино разваливалась на глазах, и не было никаких перспектив. Путешествуя по Волге, я увидела замечательные музеи, о которых ранее и не подозревала. И мне захотелось, чтобы о них узнала вся Россия. Я услышала, что у фонда Сороса есть программа поддержки провинциальных музеев. Написала им красивую бумагу, они откликнулись. Первый фильм был про музей вепсов – прародителей нынешних финнов. Потом фонд Сороса закрыли, но наше знамя подняли тогдашние Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям и Федеральное агентство по культуре и кинематографии. Это дело красивое, духовное и молодое, хотя денег на нем не заработаешь. Наши фильмы показывает канал «Культура», и мы получаем много хороших откликов. Так что нам удалось найти творческое приложение своим силам даже в самые трудные времена!
– И, конечно же, не обойтись без разговора о фильме, над которым вы сейчас работаете и который называется «Человек с бульвара КапуциноК».
– Это парафраз «Человека с бульвара Капуцинов» – эксцентрическая комедия с элементами вестерна и музыкального фильма. История мистера Феста из «Человека с бульвара Капуцинов» как бы повторяется на новом витке и в новых обстоятельствах. Не в Америке, а в России. Не у ковбоев, а в небольшом провинциальном городе, и не с мечтателем и романтиком начала прошлого века, а с молодой современной девушкой, возможно, правнучкой того самого мистера Феста и последовательницей его идей. Это совершенно самостоятельная история, и общего в этих фильмах только то, что оба они – о любви к кино. «Кино – волшебная отрава», – поют мои героини. И еще о том, что никогда не поздно поменять и профессию, и жизнь, чтобы заниматься любимым делом. В наши дни, когда все решают деньги, я хочу вернуть людей к временам, когда кадры решали очень многое. Я имею в виду кинокадры.
Правнучку мистера Феста, которого в «Капуцинах», как известно, играл Андрей Миронов, сыграла его дочка – Маша Миронова. Кроме нее в главных ролях и эпизодах снимаются Лиза Боярская, Алексей Булдаков, Леонид Ярмольник, Игорь Гаспарян, Николай Фоменко, Гарик Сукачев, Андрей Носков, Максим Коновалов, Всеволод Шиловский.
– Когда мы увидим «КапуциноК»?
– Не знаю. У меня пока нет ответа на этот вопрос, хотя картина уже закончена.

Беседовала
Татьяна СЕМАШКО
Фото из архива
Аллы СУРИКОВОЙ