Культура и искусство

Андрей Максимов:

Андрей Максимов:
Андрей Максимов:

К номеру:   ()


01 Марта 2010 года

Вернуться к смыслу

16 декабря 2009 года, на радость любителям споров и размышлений, вышла книга известного писателя и телеведущего Андрея Максимова «Многослов-2, или Записки офигевшего человека». А первый «Многослов. Книга, с которой можно разговаривать» был издан третий раз. В этих книгах автор попытался осмыслить тот словарный массив, который окружает нас в повседневной жизни, наваливается с экранов телевизоров и страниц газет. – Андрей Маркович, среди читателей есть поклонники разных литературных направлений и жанров. Как вы определите жанр своих «Многословов»?
– Он определен в подзаголовке первого «Многослова» – «книга, с которой можно разговаривать». Я излагаю свои мысли по поводу разных понятий: в первой части – в основном философских (жизнь, любовь, альтруизм и пр.), во второй – политических, экономических, социальных (инаугурация, коррупция, пиар и пр.). И для меня принципиально важно, чтобы люди не принимали на веру все написанное, а спорили, выдвигали альтернативные мнения. К счастью, так и происходит. Когда в «Аргументах неделi» напечатали кусочек из книги про слово «альтруизм», мой форум заполонили сообщения с обвинениями в ошибочности моего мнения! Казалось бы, ну какая людям разница? Но они спорят – значит проявляют интерес. И это здорово!
– Как думаете, чем именно «Многослов» цепляет читателя?
– Во-первых, тем, что он настраивает на обмен мнениями. Сейчас никто с людьми, особенно с молодежью, не разговаривает: ни кино, ни театр, ни книги. Во-вторых, своей простотой. Я пытаюсь говорить про самые важные философские вопросы предельно понятным языком. Читатель нередко откладывает даже гениальные философские произведения, потому что они слишком замысловаты и, как следствие, для него скучны.
– Вы пишете, что через слова можно понять смысл жизни. И книги ваши о словах. Но многие люди, дожив до старости, не умеют удачно выразить свою мысль и не задумываются ни над какими философскими категориями. Получается, их жизнь не имеет смысла?
– Нет такого человека, который не задумывался бы над смыслом жизни! Даже извечный вопрос собутыльников «ты меня уважаешь?» – глубокая философия. Или, например, на свадьбе своих детей родители нередко говорят: «Жизнь я не зря прожил!» Разве это высказывание не говорит о том, что их волнует? У нас есть такой стереотип: якобы о высоком должны думать только философы. Мне хочется развеять его, довести до сознания людей, что жить осознанно – это нормально. Иными словами, можно плыть по реке жизни как щепка или как корабль. Тем, кто плывет или хочет плыть как корабль, будет интересно читать «Многослов».
– Вам не кажется, что у второго «Многослова» аудитория будет априори меньше, поскольку вечные темы касаются всех, а в политике и экономике многие не разбираются?
– Я так не думаю. Должен подчеркнуть, что это абсолютно не политизированная книжка. Она не пытается реагировать на события сегодняшнего дня – она «копает в глубину». Вот, например, я взял слово «демократия». Начал выяснять: возникла в Афинах, выражалась в том, что любой человек из народа имел право голоса. Потом я посмотрел, кто же там относился к народу. Оказалось, только свободные мужчины. То есть изначально демократия была правлением меньшинства! И погибла она от того, что проиграла олигархической Спарте. В мировой истории демократию уничтожили олигархи. По-моему, людям интересно читать про это даже больше, чем про размышления о жизни.
– Подзаголовок второго «Многослова» – «записки офигевшего человека». От чего вы «офигели»?
– Второй «Многослов» был написан, когда я понял, что ежедневно с экранов телевизоров, из газет и радио на меня сваливается невероятное количество непонятных слов. Оно-то и заставляет меня «фигеть». Я создал записки человека, осмысливающего направленный на него поток информации. Их не смог бы написать Робинзон Крузо, отшельник или священник, потому что он не «варится» в этой насыщенной системе. А я «варюсь» и хочу ее понять.
– Реакция на первый «Многослов» оказалась достаточно бурной. Может быть, вынести обсуждение слов из Интернета на более широкую публику – например, сделать об этом телепередачу?
– Такая идея есть, осталось найти спонсора. Я уже придумал, какой должна быть эта передача. Я бы сделал нечто среднее между «Клубом кинопутешественников» и «Философскими беседами». На радио «Шансон» подобная передача уже есть. Это «Многослов» с Николаем Пивненко. К нам в студию с удовольствием звонят люди и обсуждают слова.
– Андрей Маркович, что связывает лично вас с Беларусью?
– Беларусь вошла в мою жизнь с самого детства, вместе с рассказами моего отца-фронтовика, поэта Марка Максимова. Он был партизаном в рейдовом соединении имени «Тринадцати» (были такие герои Гражданской войны, о них до войны снят фильм, который так и называется «Тринадцать»), которое действовало как раз на Смоленщине и на территории Белоруссии. Отец посвятил этому краю много стихотворений и даже отдельную поэму. В ней, например, есть такие строки: «Беларусь! Я хожу под дарованным небом / В неоплатном долгу у твоей доброты…» Мне кажется, что эти слова как нельзя лучше характеризуют белорусскую землю, ее людей. А еще с Беларусью связаны мои воспоминания о начале семейной жизни.
– Интересно, какие именно?
– Дело в том, что в Беларуси всегда делали хорошую мебель. Когда мы с моей супругой расписались, мы стали думать, где найти приличный и недорогой мебельный гарнитур. А в советское время с этим туго было... И самым подходящим вариантом для нас оказался мебельный комплект белорусского производства.
– Ситуация сегодня такова, что россияне чаще всего слышат о Беларуси в связи с какими-либо политическими дрязгами. Неужели эта страна так и запомнится нам руганью между чиновниками?
– Вы знаете, мне кажется, все эти дрязги обычных людей не касаются. На чемпионате мира по хоккею, скажем, все равно мы все болели за Беларусь (естественно, когда они не играли с нами). Лично для меня в Беларуси интересно прежде всего то, что касается не политики, а культуры. Ведь в культурном отношении Беларусь уникальна.
– И в чем, на ваш взгляд, эта уникальность выражается?
– Культура в Беларуси бесконечно богата – как древняя, так и современная. Например, знаменитый белорусский поэт Павло Тычина – это фигура мирового уровня. Можно вспомнить также известного поэта Максима Танка, воспевшего войну в своих книгах. Кстати, мой отец много переводил стихотворений и этих и других поэтов. Василя Быкова и Светлану Алексиевич... А еще из Беларуси артист Гостюхин и много других известных актеров. Я уж не говорю о белорусских музыкантах – тех же «Верасах» или «Песнярах», которых в России прекрасно знают и любят. Именно культурой, а не политикой жива Беларусь в сердцах россиян.

Елена КОЗИНОВА