Культура и искусство

Счастливое число Татьяны Троянович

В минском Театре-студии киноактера состоялась премьера по пьесе Р. Куни «№13»
Счастливое число Татьяны Троянович
Счастливое число Татьяны Троянович

К номеру:  59 (356)


24 Декабря 2010 года

Когда меня пригласили на спектакль с интригующим названием «№13», признаюсь, шел туда с определенным скепсисом: ну чем можно меня сегодня еще удивить? Удивили! Я увидел изящное, искрометное зрелище, демонстрирующее то самое «мерцающее» превосходство искусства над реальной жизнью, после которого она становится не такой уж мрачной и холодной, какой особенно кажется дождливой осенью.

Режиссер-постановщик спектакля Татьяна Троянович и весь коллектив подарили зрителям удивительный мир, в котором кипела завораживающая жизнь, и было в ней как-то необычно тепло, светло и смешно. Успех спектакля был впечатляющий! Когда потом задумался над секретом такого успеха, то не сразу нашел ответ. Да, великолепный сюжет – поэтому и была в свое время пьеса в Великобритании награждена премией Лоуренса Оливье как лучшая комедия года. Да, блестящая комедия положений, триумфально прошествовавшая по театральным подмосткам мира с неизменным аншлагом. Но ведь сколько бывало случаев, когда даже хорошие режиссеры умудрялись безнадежно «запороть» отличный сюжет!.. Поэтому вопросов к режиссеру спектакля Татьяне Троянович у меня было много.
– Смотрел ваш спектакль и впервые за много лет совершенно забыл о реальном времени, в котором существую. Как потом убедился – не я один! В чем, на ваш взгляд, секрет такого оглушительного успеха?
– Большого секрета нет – профессионализм постановочной группы и актерского состава. И потом, размер удачи соответствует размеру риска. В любом творческом акте риск обязательно присутствует. Разумеется, рисковали и мы, когда приступали к постановке пьесы Куни.
Комедия – наиболее востребованный современным зрителем жанр. Сегодня театры поставлены в довольно жесткие рамки выживаемости, репертуарная политика направлена в первую очередь на то, чтобы привлечь зрителя. Так что когда мне поставили задачу найти и поставить хорошую комедию, то я искала прежде всего агрессивный вариант.
– Слово «агрессивный» всегда подразумевает некое нападение…
– Я ни на кого не собиралась нападать. Каждый режиссер мечтает о вещах более серьезных и глобальных, чем просто забавлять и веселить публику. Но если уж взялся веселить, то – до слез! Вот это я и называю агрессивным вариантом.
– Пьеса Рея Куни уже самим названием – «№13» – как бы символизирует нечто мистическое, да и построена она на случайностях, нелепостях, ее действо постоянно балансирует на грани фола. Но удивительная вещь – на сцене господствовал антураж из череды трупов, а «чернухой» и не пахло. Не было ли соблазна добавить немного «черного перчика»?
– Не было, потому что это очень хорошая, качественная драматургия. Мы только немного сократили сюжет для достижения большего динамизма. Мне хотелось, чтобы ритм пьесы не замедлялся, чтобы, как у скорого поезда, «вагончики» сцен стремительно мелькали один за другим.
– С интересом посмотрел потом и другой ваш спектакль по пьесе А. Островского «На всякого мудреца довольно простоты», поставленный несколькими годами раньше. Довольно оригинальная работа – тоже всегда с аншлагом. Кстати, главный герой Глумов – по сюжету весьма отрицательный тип – в вашей постановке в чем-то вызывает даже симпатию и сочувствие.
– Спектакль Островского уже третий год живет своей собственной, независимой от меня жизнью. И похоже, что эта жизнь успешна. Островский выводил образ главного героя как зарождающийся новый общественный тип – человек, у которого нет четкой границы между добром и злом. Глумов в пьесе достаточно расчетлив, холоден и прагматичен. Таким сыграл его и Юрий Яковлев в известном фильме. Но мне как режиссеру образ расчетливого вышколенного подлеца был неинтересен. И мы вместе с главным исполнителем Петром Юрченковым-младшим решили показать человека, загнанного жизнью в угол. Он образован, талантлив, умен, но его таланты никому не нужны. В этом не только его драма, но и вина социума. И когда человек доходит до какого-то определенного предела безысходности, он начинает с окружающим миром своеобразную войну. Мол, если вам мои таланты, мои честность и порядочность не нужны, то пожалуйста – я могу быть и другим.
– Кого считаете своими учителями?
– Режиссерская профессия – определенное мировоззрение, определенный образ жизни, требующий обучения всю творческую жизнь. Поэтому всех, от кого взяла хоть крупицу знаний, с полным правом могу назвать учителями.
– Один из наших высоких чиновников как-то заметил, что Академия искусств не в состоянии готовить на должном уровне режиссеров, сценаристов и актеров. Но как раз ваш пример опровергает эту посылку...
– Творческие люди – это штучный товар, и его невозможно выпускать конвейером. Из 6-10 студентов-режиссеров в профессии остается в лучшем случае 2-3 человека. Нас было восемь на курсе, а работаю по профессии практически я одна. Многие уходят в смежные специализации. Мой однокурсник Дмитрий Пустильник работает на телевидении, ведет белорусский вариант программы «Жди меня», Иван Щетко – актер Молодежного театра.
Очень неплохое поколение ребят окончили Академию искусств уже после меня. Выпускник нашей академии Егор Легкин – очередной режиссер Театра юного зрителя, его однокурсница Екатерина Аверкова недавно была назначена главным режиссером Могилевского драматического театра. Талантливо молодое поколение актеров нашего театра – Георгий Сивохин, Артем Давидович, Полина Сыркина – тоже выпускники нашей Академии искусств.
– Интересно, а как вы попали в Театр киноактера?
– Я познакомилась с этим театром на первом курсе Академии искусств. И работать там было тогда за пределами моих мечтаний. Но на четвертом курсе меня туда пригласил мой коллега на должность администратора. Сначала я отказалась, но он меня убедил, что повертеться в этой «кухне», узнать ее изнутри будет полезно. А через некоторое время я предложила художественному руководителю театра Александру Васильевичу Ефремову поставить пьесу Островского. Тогда я предлагала постановки во многие театры, многие видели мой дипломный спектакль «Терроризм», хвалили его, но… Единственным человеком, который не побоялся рискнуть, оказался Ефремов. А следующей работой стала пьеса «№13» Р. Куни. Так что не будет преувеличением сказать, что как режиссер-постановщик я состоялась благодаря А. Ефремову, с его легкой руки.
– На мой взгляд, Театр киноактера на сегодняшний день – один из лучших театров столицы Беларуси, он не обделен вниманием. И вместе с тем – мало премьер, не очень богатые декорации…
– Мы берем не количеством и помпезностью, а качеством и искренностью. В ноябре этого года у нашего театра юбилей – 30 лет со дня основания. Старшее поколение – выпускники ВГИКа (белорусский набор): Александр Беспалый, Владимир Грицевский, Лидия Мордачева, Нина Розанцева, Петр Юрченков-старший и другие. Позже в театр влилась группа выпускников Белорусского театрально-художественного института: Анатолий Терпицкий, Виктор Рыбчинский, Ирина Нарбекова… Эти два поколения сформировали эстетику тогда еще Театра-студии киноактера, последующие ее развивали.
– Расскажите об актерах вашего театра. Есть ли у вас, как у режиссера, любимчики? Попробую угадать после просмотра «№13»: Харланчук? Юрченков-младший? Полякова? Арланова? Очевидно, что это в основном актеры вашего поколения...
– Ставить вопрос о любимчиках, наверное, некорректно. Это сродни вопросу родителям: кого вы из своих детей больше любите?.. Но мне действительно нравится работать с актерами моего поколения. У нас, как говорят, одна «группа крови». Такие актеры ближе мне по духу.
– Расскажите хотя бы о тех, кого я назвал.
– Павел Харланчук – наверное, лучший актер Беларуси в своей возрастной категории. Мы вместе учились в Академии искусств. С Пашей связана моя первая режиссерская победа – на третьем курсе я была удостоена Диплома Межвузовского конкурса режиссерских работ, который проходил на базе Высшего театрального училища им. Б.В. Щукина в Москве, за постановку спектакля по пьесе Юджина О’Нила «Алчба под вязами». В этой работе Паша сыграл главную роль.
Вера Полякова – актриса, которая умеет поразительным образом слышать режиссера и понимать его. Наше знакомство началось со спектакля «12 стульев» – Вера была уже известная актриса и телеведущая, а я только начинала. С тех пор я приглашаю ее в каждый свой спектакль.
Валерия Арланова удивительно тонкий и красивый человек, одновременно непредсказуемый и глубокий. Ее участие в работе – гарантия стабильного качества.  У Петра Юрченкова-младшего потрясающий актерский «нюх» – он абсолютно точно импровизирует на сцене. И часто его импровизации в своей основе имеют парадоксальный ход, который «взрывает» роль изнутри.
– Пока что вы ставите, можно сказать, только классику. Как вы выбираете для себя драматургию? Есть ли такие молодые драматурги, которые могли бы заинтересовать вас как режиссера?
– Есть мой собственный взгляд на жизнь, и я подбираю драматургию, которая ему соответствует. Что касается молодых авторов, то у нас существует механизм отбора – лаборатория при Республиканском театре белорусской драматургии. Меня приглашали для участия в читках, но пока это не мои тексты, не моя стилистика. Их тематика и проблематика меня не затрагивают. Думаю, что писать нужно не на острые, злободневные или оригинальные темы, а о том, что болит у тебя самого. Тогда не будет надуманности и искусственности.
Но, разумеется, это не означает, что нет хорошей современной драматургии. Мой режиссерский диплом был поставлен по современной пьесе екатеринбуржцев братьев Пресняковых «Терроризм». Потрясающая пьеса с оригинальной формой, мощной проблематикой и образным языком. Если найду аналогичную – обязательно поставлю.
– Бываете ли в Москве? Не отразится ли на сотрудничестве белорусского и российского театров некоторое торможение в развитии Союзного государства?
– К счастью, сотрудничество белорусского и российского театров мало подвержено политической конъюнктуре. Наши театры всегда будут развиваться в тесном союзе, так как у нас одна школа. Символично и то, что наш театр находится в здании кинотеатра «Москва», так что в «Москве» бываю ежедневно. А если серьезно, то не так часто, как хотелось бы. Академию искусств ежегодно приглашают на режиссерскую конференцию в Театральное училище им. Щукина. Пожалуй, это единственная возможность посмотреть вживую спектакли московских театров. В остальном… Спектакль «№13» в постановке В. Машкова смотрела только на видео. Но было бы неплохо, если бы лучшие спектакли российских режиссеров студенты Белорусской академии искусств могли посмотреть хотя бы в записи.
– Нужен ли театр сегодня – в мире, который буквально напичкан всякого рода «зрелищами», как реальными, так и виртуальными, значительно более доступными и понятными широким массам?
– Театр – не просто зрелище. Это осколок зеркала. В нем зритель видит одну из граней мира и себя в пространстве и времени. Хороший театр не столько развлекает, сколько требует сопереживания и работы интеллекта. Именно этот процесс дает духовное обогащение. В современном обществе потребления, с его постоянно меняющимися ценностями обязательно должен оставаться институт, напоминающий человеку, что он все еще Человек, а не социальное животное.
– Хватает ли вам в вихре дел времени на личную жизнь? И как вы ее понимаете?
– Я не делю свою жизнь на личную, общественную и профессиональную. Живу в едином потоке, и мне это нравится.
– И все-таки: в чем формула успеха режиссера Татьяны Троянович ?
– Заниматься делом, которое приносит удовлетворение.

Беседовал
Алесь
ГИБОК-ГИБКОВСКИЙ