Союзное государство

Возродить российскую глубинку

Возродить российскую глубинку
Возродить российскую глубинку

К номеру:  18 (374)


28 Апреля 2011 года

Мы не раз писали о том, как возрождалось и отстраивалось белорусское село. Сегодня своей точкой зрения о том, как вдохнуть жизнь в российскую глубинку, с «СВ» делится член Комиссии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России по бюджету и финансам Геннадий КУЛИК. Тема актуальна как никогда: за последние десятилетия Россия лишилась 20 тысяч сел и деревень. Цифры удручают, хотя вполне объяснимы: рождаемость падает, инфраструктура на селе не развивается, государственная политика возрождения села в стадии осмысления.
И здесь любой положительный пример хорош. Тем более если это пример, хорошо известный в Союзном государстве, перед которым стоит важнейшая задача: накормить экологически чистыми продуктами не только собственных граждан, но и весь мир. Если это и преувеличение, то ненадолго.  

– Написать о государственной программе развития села в России меня заставило письмо вашего читателя, который спрашивал, как возродить села и деревни российской глубинки. На мой взгляд, если мы строим рыночную экономику, то возрождать сельское хозяйство  нужно прежде всего с помощью рыночных механизмов – о некоторых из них я скажу ниже – и шире внедряя государственную программу развития села, на которую сегодня выделено порядка 17 млрд рублей.
Одно из ее направлений – долевое финансирование жилья для молодых специалистов. Например, если строительство жилого дома ведется в населенном пункте с имеющейся инфраструктурой, часть расходов на строительство государство берет на себя, на оплату оставшейся доли дает  льготный кредит.
Интересно решает проблему возрождения села Белгородская область. Там, например, сельхозпредприятие выкупает землю под создание поселений, за счет местного бюджета строит дорогу, подводит газ и электричество, а главное – готовит пакет разрешительных документов, необходимых для начала строительства своего жилья. Тем, кто устал от городской суеты и решил обосноваться на Белгородщине, остается  выкупить пакет разрешительных документов, получить номер участка и начинать строиться.
Еще один способ, как возродить российское село и вернуть брошенной земле хозяина, – дать льготы на строительство жилья военным, изъявившим желание жить в сельской  местности. Причем 50-70 квадратных метров могло бы оплатить государство. Но если вы хотите стать владельцем 100-метровой квартиры или дома, за дополнительные метры придется доплатить, взяв  льготный кредит.  Его процентную ставку должен определить Центральный банк – с учетом материального положения большей части населения России.  И вот здесь уместно воспользоваться опытом наших соседей-белорусов.
В республике, например, тот, кто хочет переехать в село, до
1 гектара земли получает бесплатно. На строительство дома белорусское государство дает кредит на 40 лет под 1 процент годовых, строит инфраструктуру – подъездные пути, школу, аптеку, магазин, поликлинику, кинотеатр или дом культуры. В этой схеме учтены интересы и граждан, и государства, а условия приобретения жилья по силам тем, кто хочет работать в сельской местности, а это не только крестьяне, но и медицинские работники, учителя, представители сферы услуг и так далее. Земля там пока остается государственной собственностью, поэтому вопросы, касающиеся выделения участка под жилое строительство, что в городе, что в селе, решаются гораздо быстрее и проще. В случае если собственник захочет продать свое владение, стоимость земли должен будет вернуть государству.

В России, надеюсь, проблемы с получением участка под строительство жилья тоже будут решаться проще и быстрее. Мы недавно приняли закон,  позволяющий отбирать землю у тех, кто ее не использует. Это должно упростить процедуру выделения участков под создание сельских поселений. В законе дано право продавать землю по кадастровой цене, которую можно сделать приемлемой для малоимущих россиян – если действительно задаться целью возродить российское село.
Наши муниципалитеты могли бы перенять опыт создания компактных поселений, применяемый на Западе. Там фермы, объединенные, как правило, в небольшое поселение, располагаются недалеко друг от друга, что упрощает создание необходимой инфраструктуры и пользование землей. Необрабатываемые земли вокруг поселений можно сдавать в аренду, например, для организации  любительской рыбалки или сельского туризма – с выгодой для муниципального бюджета. Сегодня, к сожалению, муниципалитеты неэффективно используют возможности, предоставленные им новым законом, который существенно повысил значение и роль местной власти.
Есть у меня еще одно предложение, которое, если будет реализовано, поможет убить сразу двух зайцев: было бы замечательно, если бы успешные предприятия брали шефство над домами престарелых, сельскими школами, детскими домами. И если помощь старикам можно оказывать безвозмездно, то ученики и воспитанники детских домов часть затрат могли бы возмещать своим трудом. В советское время, например, в сельских школах создавали ученические бригады. В них ребята проходили трудовую практику, работая в полях, садах, МТС. После окончания 10 классов мальчишки получали свидетельство тракториста и сразу же могли работать на дорожных работах, в сельском хозяйстве, водить танк и грузовик. Девочки параллельно с учебой приобретали специальность пекаря, поварихи, швеи. Сегодня возродить эту практику особенно важно для воспитанников детских домов, беда которых в том, что, прожив 10-12 лет в детском доме, они выходят во взрослую жизнь совершенно к ней не подготовленными – не имея профессии, навыков семейной жизни и средств к существованию. Жилье, как правило, получают в общежитии, где начинается их моральное падение.
Я убежден, что детям-сиротам и сельским ребятам шефская помощь необходима. Поэтому там, где позволяют условия, нужно возрождать ученические бригады, обучать ребят работать на станке, водить трактор, грузовик, шить, вязать, печь, готовить и так далее. Может быть, наделять детские дома землей и выпускать в жизнь полеводов и садоводов, а не сырье для преступных группировок.  Ведь привязать молодых ребят и девчат к земле, дав им профессию и жилье, – это один из механизмов возродить брошенную деревню. Сделаем это, глядишь, и в ней яблони зацветут.

От редакции

В конце 2010 года в Минске состоялось заседание совместной коллегии Министерства сельского хозяйства Российской Федерации и Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь, на котором была одобрена Концепция единой аграрной политики Союзного государства, согласованы прогнозы спроса и предложения Союзного государства на молоко и молокопродукты, мясо и мясопродукты, сахар на 2011 год. По мнению министра сельского хозяйства РФ Елены Скрынник, принятие концепции и создание Единого таможенного пространства позволят вывести двустороннее сотрудничество в аграрной сфере на качественно новый уровень, повысить устойчивость и эффективность развития агропромышленных комплексов двух стран, обеспечить население необходимым продовольствием.
Реализация основных направлений совместной аграрной политики, зафиксированных в документе, предполагает синхронизацию ценовой, кредитно-финансовой, налоговой и таможенной политики, согласованную систему государственной поддержки товаропроизводителей, привлечения взаимных инвестиций в сельское хозяйство и перерабатывающие отрасли АПК. Министр отметила, что для согласования взаимных интересов в торговле аграрной продукцией между нашими странами в течение ряда лет успешно применяется механизм прогнозных балансов спроса и предложения, прежде всего по молочным и мясным продуктам, сахару.
Объем соответствующих согласованных балансов на 2011 год составил:
– по молоку и молокопродуктам из Беларуси в Россию – 3 млн 600 тыс. тонн;
– по мясу и мясопродуктам из Беларуси в Россию – 210 тыс. тонн;
– по сахару из Беларуси в Россию – 200 тыс. тонн.
Министр сельского хозяйства России сообщила, что данные прогнозные объемы на 2011 год согласуются с объемом предполагаемых поставок в текущем году. Взаимная торговля сельскохозяйственной продукцией и продовольствием в рамках Союзного государства сохраняет тенденцию к росту. За 9 месяцев 2010 года товарооборот между двумя странами вырос на 40%.