Союзное государство

Спасение – в клетках

Через пять-десять лет медики Беларуси и России будут массово применять технологии стволовых клеток при лечении более 200 заболеваний
Спасение – в клетках
Спасение – в клетках

К номеру:  48 (404)


21 Октября 2011 года

…Мучительная и незаживающая рана, порой обнажающая кости, – самое мягкое определение для трофической язвы – болезни, с которой, по статистике, сталкивается до 60 процентов населения. И хотя методов лечения – почти две сотни, полностью избавиться от язв может лишь каждый третий пациент. Но всего за две недели медикам 9-й клинической больницы Минска удалось в порядке эксперимента вырастить из жировой ткани нескольких пациенток 10-15 млн стволовых клеток. «Результат превзошел наши ожидания, – делится впечатлениями академик-секретарь отделения биологических наук НАН Беларуси профессор Игорь Волотовский. – Клетки восстановили поврежденные ткани, избавив женщин от язв!»
Чудодейственные стволовые клетки занимают ученых давно (по мнению экспертов журнала Science, их открытие – третье по важности достижение биологии XX века). Еще бы, ведь это универсальный строительный материал нашего тела, позволяющий «вырастить» любой орган и ткань, вместо того чтобы прибегать к дорогостоящей трансплантации. Белорусские и российские ученые решили объединить усилия в этой перспективной области исследований: так родилась союзная программа «Стволовые клетки», которая стартовала в нынешнем году.

Сердце на вырост

– Сейчас мы находимся на начальной стадии проекта, – рассказывает профессор Игорь Волотовский, параллельно демонстрируя 50-страничный документ – план действий ученых-биофизиков и медиков до 2013 года. – Программа рассчитана на три этапа: вначале мы займемся изучением стволовых клеток, затем – научимся их культивировать и хранить в специальном банке, наконец, разработаем технологии применения при определенных заболеваниях.
Ученый-биофизик, посвятивший изучению «строительных кирпичиков» организма более полувека, Игорь Волотовский признается, что из 350 видов клеток стволовые таят в себе наибольший потенциал: в регенеративной терапии с их использованием нуждается около 2,5 млн человек во всем мире. А применять их можно при лечении самых разных патологий – от сахарного диабета до лейкозов. За этим, «очень передовым направлением в медицине» – будущее, говорит профессор Волотовский. Если набрать в поисковой системе Национального института здравоохранения США запрос «стволовые клетки», то компьютер выдаст список из более чем 150 тысяч публикаций. В Японии на исследования свойств «клеток-прародительниц» правительство потратит около 60 млн долларов, в США – порядка 50 млрд. В союзной программе бюджет скромнее – осенью прошлого года Совмин Союзного государства выделил 200 млн российских рублей. Треть суммы освоит белорусская сторона.
– Ожидается, что у нас появятся ноу-хау, возрастет научный потенциал, вырастет новое поколение ученых, специализирующихся в данной сфере. Следующая стадия – клинические испытания. В программе – пять направлений, которые сводятся к методам культивации клеток и технологий их применения при различных заболеваниях – от восстановления поражений нервной системы и сердца до наращивания хрящевых тканей, – обрисовывает перспективы ученый.
По статистике, лишь каждый десятый пациент, нуждающийся в пересадке органа, получает помощь: только в России очередь на трансплантацию почки (самая востребованная операция – две трети от общего числа) превышает 1,5 тысячи человек. В Европе пересадка сердца стоит порядка 500 тысяч евро, печени – 50-100 тысяч, поджелудочной железы – 30-40 тысяч. Кроме нехватки доноров есть и иные проблемы – организм может отторгнуть орган, больному требуется терапия стоимостью не менее 15 тысяч долларов в год…
– «Приручив» стволовые клетки, мы получим альтернативу дорогостоящей и трудоемкой пересадке органов и тканей, – говорит Игорь Волотовский. – Восстановительная терапия, когда мы получаем нужные «запчасти», просто выращивая их из стволовых клеток, гораздо эффективнее. По нашим оценкам, новые лечебные технологии станут спасением для таких больных и удешевят лечение в 10-20 раз.
Опыт применения стволовых клеток и у белорусских, и у российских ученых уже имеется, важно объединить усилия на пути к цели. К примеру, в Центре биофизических исследований им. А. Бурназяна в Москве врачам удалось регенерировать кожу у людей, пострадавших после пожара в печально известном клубе «Хромая лошадь», – у них было обожжено до 80-90 процентов тела. В Белорусской медицинской академии постдипломного образования также занимаются выращиванием кожи, а в РНПЦ детской онкологии и гематологии серьезно продвинулись в лечении лейкозов – сочетание химиотерапии с пересадкой клеток позволило увеличить выживаемость детей. Еще семь лет назад Институт биофизики и клеточной инженерии НАН Беларуси начинал исследования фактически с нуля – сегодня здесь работает современный центр клеточных технологий, оснащенный научным оборудованием стоимостью от 20 до 400 тысяч долларов.
– Стволовые клетки – не новое для белорусских ученых-медиков направление, – свидетельствует директор РНПЦ гематологии и трансфузиологии Михаил Потапнев. – В течение пяти лет наш центр изучает их биологические свойства. Сейчас мы фактически стоим на пороге новой фазы – их активного применения. В отличие от хирургии и медикаментозной терапии клеточная терапия на основе стволовых клеток имеет больший восстановительный потенциал и более продолжительный эффект – месяцы, годы.

Единой клетки ради...

Один из важнейших пунктов союзной программы – получение стволовых клеток. Дело в том, что в организме их очень мало – у взрослого человека на 10 млн обычных клеток приходится лишь одна стволовая (интересно, что у ребенка – одна на 10 тысяч. Неслучайно даже серьезные раны у детей заживают быстрее). При этом на курс лечения требуются миллионы «кирпичиков».
– Получить клетки можно в том числе и из пуповинной крови, – говорит Игорь Волотовский. – Сегодня за рубежом вы можете заплатить 1200 долларов, чтобы отдать образец крови на хранение в специальный банк (и платить еще по 150 долларов ежемесячно). Но если вам потребуется лечение, то вместо того, чтобы искать донора – а подобрать совместимость очень сложно – клетки вырастят из вашего образца. Одна из задач программы – сформировать банк данных пуповинной крови.
Речь идет именно об общественном банке данных доноров костного мозга и стволовых клеток – бесплатном, доступном, связанном с зарубежными регистрами. К примеру, коммерческий, платный банк пуповинной крови уже три года существует на базе 9-й городской клинической больницы Минска – в нем хранится порядка 100 образцов. По словам главного трансплантолога Минздрава Беларуси, руководителя Республиканского центра трансплантологии и клеточных биотехнологий Анатолия Усса, с 1992 года в стране провели около 700 пересадок костного мозга – выделенные стволовые клетки используются для борьбы с реакциями отторжения и для восстановления кроветворения в организме.  
– Ежемесячно мы работаем с международным регистром доноров – но это просто список, а не подходящие пациентам образцы. Нам необходим единый банк данных и регистр – это не только потенциал для экспорта услуг (обращение к регистру платное), но и вопрос спасения жизни больных. Надеюсь, что союзная программа принесет свои результаты – мы, к примеру, сотрудничаем с коллегами из Федерального института гематологии в Санкт-Петербурге, который возглавляет профессор Андрей Зарницкий.

Расставляя приоритеты

За пару десятилетий стволовые клетки не только обросли легендами («чудодейственные», «живоносные», «панацея XXI века») – лечение с их помощью стало серьезным бизнесом. Только в США в год проводится сотни операций стоимостью 50-100 тысяч долларов. В России ряд частных клиник также предлагает «омоложение организма».
– Платите около 20 тысяч долларов, – объясняет Игорь Волотовский. – Вам делают 3-4 инъекции и пересаживают, к примеру, 5 млн клеток. Технология и правда работает: активность организма, работоспособность повышается, вы чувствуете себя «помолодевшим».
Услуга новомодная и дорогостоящая, однако правовые аспекты еще недостаточно отработаны, нет единых стандартов применения клеток, серьезной научной базы.
– Эта область медицины сегодня сильно коммерциализирована, – сетует профессор Михаил Потапнев. – Хорошо, что наконец-то появилась союзная программа – это показывает, что государство не только озабочено развитием перспективных инновационных направлений, но и готово делать это на серьезном законодательном и научном уровне. В перспективе это позволит нам рассчитывать на широкое клиническое применение стволовых клеток при лечении многих заболеваний.
Член Комиссии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России по социальной политике, науке, культуре и гуманитарным вопросам Владимир Зданович подчеркивает: удешевить перспективную, но дорогостоящую технологию для граждан Союза – безусловный приоритет, ведь более трети белорусско-российских программ до 2013 года имеют социальную направленность.
– Мы должны работать на среднего потребителя, на тех, кто требует социальной поддержки. В наших государствах есть крупные ученые в данной сфере, и если объединить интеллект специалистов, обеспечить финансирование, то эффект будет достигнут, – уверен депутат. – В парламенте мы со своей стороны делаем все, чтобы преодолеть бюрократические препоны и ускорить процедуры.
Необходимо как можно быстрее создать банк данных и несколько снизить цену операций: стоимость коммерческой пересадки клеток при повреждении спинного мозга – около 100 тысяч долларов, при этом каждый пятый пациент не может найти донора. Но Игорь Волотовский, который прогнозирует, что лечение стволовыми клетками будет доступно рядовому гражданину уже через 5-10 лет, оптимистичен:
– Технология выращивания клеток, их хранения, отработанные схемы применения – все это удешевит лечение. Да, полностью пересадку органов не отменит, но продлит «очередникам» жизнь на месяцы, подарив надежду дождаться донорского материала. Для перенесших инсульт людей, страдающих от болезни Альцгеймера, Паркинсона, использование клеток – практически безальтернативный способ повысить качество жизни. Уверен, что белорусские и российские исследователи смогут в ближайшем будущем предоставить конкурентоспособный продукт – с гораздо меньшими затратами, чем если бы работали по отдельности. Ведь забота о здоровье граждан – важнейшая задача, которую нужно решать как можно эффективнее.

Влад РЫЧАГОВ