Союзное государство

Всеобщее и полное перевооружение

Армии Беларуси, Казахстана и России выходят на новый этап развития

К номеру:  57 (412)


14 Декабря 2011 года

За последние три года российские Вооруженные силы подверглись самому радикальному реформированию за последние как минимум 90 лет. Изменилась структура управления, созданы новые типы частей и соединений, формируются новые принципы отношений между военнослужащими, наконец-то создается институт профессиональных младших командиров (сержантов и старшин), началась перестройка системы закупок вооружений и техники у ВПК, тылового и бытового обслуживания ВС. Значительно интенсифицирована боевая подготовка. Реформа движется методом проб и ошибок, но в целом, как правило, выходит на оптимальные решения. Разумеется, еще очень многое предстоит сделать. В частности, российским ВС необходимо практически полное перевооружение.

Дело в том, что за почти два десятилетия существования современной России массовых закупок вооружений не производилось, а с середины 90-х до середины 2000-х, по сути, никаких закупок вообще не было. Поэтому большая часть техники устарела морально и физически.
Несмотря на то что ВС России существенно сократились по сравнению с советским периодом, их перевооружение требует очень значительных средств. Из-за этого следует признать совершенно неприемлемыми заявления некоторых политиков и журналистов о том, что запланированные на программу вооружений до 2020 года 20 трлн рублей – это якобы непомерно много. На самом деле этого мало, поэтому необходимо четко расставить приоритеты – что необходимо нашим ВС в первую очередь, что во вторую, а с чем можно пока подождать. Другое дело, что нужны оптимизация расходов Минобороны, контроль за ценами на военную продукцию, которые выставляют предприятия ВПК, а также борьба с коррупцией и различными способами нецелевого расходования средств.
Отчасти перевооружение уже началось. Основным приоритетом являются, конечно, стратегические ядерные силы (СЯС). Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) – их основа – продолжают получать межконтинентальные ракеты (МБР) «Тополь-М» и созданные на их основе многозарядные МБР «Ярс». Ракета «Булава» для ВМФ после многих неудач в ходе испытаний наконец-то начала успешно летать, под нее уже строятся три ракетных подводных крейсера (РПК СН) пр. 955 «Борей».
Впрочем, СЯС получали новую технику даже в самый тяжелый период конца 90-х, слишком важны они для страны. Гораздо сложнее положение было у сил общего назначения. Теперь технику начали получать и они. В первую очередь – ВВС и ПВО, которые обеспечивают боевую устойчивость тех же СЯС. К тому же именно в этой сфере наш ВПК продолжает сохранять наиболее передовые позиции в мире. Продолжаются работы над истребителем 5-го поколения Т-50, испытания проходят уже три предсерийных самолета этого типа. В войска поступают новые истребители Су-27СМ, Су-30М2 и Су-35С, фронтовые бомбардировщики Су-34, ударные вертолеты Ка-52, Ми-28Н и Ми-35, учебные самолеты Як-130. Количество новых самолетов и вертолетов пока не очень велико, но лучше кое-что, чем вообще ничего. Проходят модернизацию уже имеющиеся в строю истребители Су-27, фронтовые бомбардировщики Су-24, штурмовики Су-25, перехватчики МиГ-31. Зенитно-ракетные войска ВВС и ПВО начали наконец-то получать зенитно-ракетную систему (ЗРС) С-400, а также зенитный ракетно-пушечный комплекс (ЗРПК) «Панцирь-С1», предназначенный для прикрытия позиций ЗРС. Войска ПВО сухопутных войск предполагается в ближайшие годы перевооружить новыми модификациями ЗРС С-300В, зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) «Бук» и «Тор».
Закупка для сухопутных войск танков Т-90 прекращена, поскольку они не имеют принципиальных преимуществ по сравнению с имеющимися машинами. То же относится и к БМП-3. Предполагается разработать два совершенно новых семейства бронетехники для нового типа соединений, которые еще только предстоит сформировать: гусеничные машины (танк, БМП, самоходное орудие и т.д.) для тяжелых бригад и колесные машины (БТР, боевая машина с тяжелым вооружением и др.) для средних бригад. Поступать на вооружение они начнут не раньше 2015 года, а скорее, ближе к 2020 году. Значительные усилия направляются на разработку новой индивидуальной экипировки военнослужащих (бронежилетов, защитных шлемов, радиостанций и т.п.). Активно разрабатывается ЕСУ ТЗ – единая система управления тактического звена. С ее помощью предполагается реализовать в сухопутных войсках принципы сетецентрической войны. С той же целью приобретаются новые системы связи.
ВМФ кроме вышеупомянутых РПК СН типа «Борей» получит до 2020 года пять многоцелевых атомных подлодок пр. 885М «Ясень» (в дополнение к проходящей испытания головной АПЛ этого типа «Северодвинск»). Программа строительства корветов пр. 20380 «Стерегущий» будет ограничена пятью кораблями, затем будут строиться корветы пр. 20385 с гораздо более мощным вооружением. Наряду со строительством новых дизельных подлодок пр. 677 «Лада» и фрегатов пр. 22350 «Адмирал Горшков» возобновлено строительство подлодок пр. 636 и фрегатов пр. 11356 (эти проекты, являющиеся глубокой модернизацией советских кораблей, уже хорошо отработаны, в отличие от новых подлодок и фрегатов, испытывающих пока технические проблемы). Строятся второй фрегат пр. 1166 «Дагестан» и малые ракетные корабли пр. 21631 «Буян» для Каспийской флотилии. Береговые войска получают береговые противокорабельные ракетные комплексы «Бал» и «Бастион». Обсуждается вопрос строительства авианосцев, однако оно вряд ли начнется раньше конца 20-х годов.  
В последние годы, с развертыванием выпуска новой техники, стало ясно, что российский ВПК начал испытывать нехватку производственных мощностей. Дело в том, что многие предприятия за прошедшие 20 лет закрылись или перепрофилированы, на оставшихся предприятиях устарело оборудование. Возник также заметный дефицит квалифицированных кадров. Это может существенно замедлить реализацию программы вооружений и потребует дополнительных средств. В частности, уже объявлено, что для сборки ЗРС С-400 и С-500 (последняя сейчас находится в стадии разработки) необходимо построить два новых завода (предположительно в Кирове и Нижнем Новгороде). Пока эти заводы не построены и не начали производство, С-400 будет поставляться только в ПВО РФ и в достаточно ограниченных количествах.
Между тем эту систему хотели бы получить и наши ближайшие союзники – Беларусь и Казахстан. Обе эти страны раньше России провели военную реформу, в частности перешли от военных округов к командованиям и от дивизий – к бригадам. Как в белорусской, так и в казахстанской армиях значительное внимание уделяется развитию института младших командиров. Теперь, когда аналогичные шаги предприняты и в России, взаимодействие трех армий стало гораздо проще (тем более что все мы по-прежнему говорим на одном языке). Прошедшие в этом году в одно время и практически в одном месте российско-белорусские учения «Щит Союза-2011» и российско-казахстанские «Центр-2011» показали, что ВС трех стран все больше начинают действовать как единое целое. Сейчас Астана, Минск и Москва формируют Таможенный союз и Единое экономическое пространство. Не исключено, что внутри ОДКБ начнет складываться еще и военный союз из тех же трех стран (для начала – неформальный). Это было бы вполне естественно: ВС Киргизии и Таджикистана очень слабы и почти небоеспособны, Узбекистан числится в ОДКБ чисто формально, а Армения находится в очень сложном геополитическом положении, что объективно затрудняет для нее участие в коллективных военных усилиях. А вот у Беларуси, Казахстана и России никаких препятствий и ограничений для сотрудничества нет, вполне сопоставимы уровни технического оснащения и боевой подготовки их ВС.
Казахстан и тем более Беларусь гораздо меньше по размерам, чем Россия. В их ВС нет крайне дорогостоящих и технологически сложных СЯС и ВМФ. Сухопутные войска, ВВС и ПВО значительно меньше российских. Поэтому проблема перевооружения своих ВС перед этими странами стоит гораздо менее остро, чем перед Россией. С другой стороны, у России гораздо большие финансовые и научно-производственные возможности (несмотря на все проблемы, описанные выше), чем у обеих этих стран вместе взятых. Только она способна наладить полный цикл производства боевой техники всех классов.
В настоящее время Казахстан закупает в России (хотя и в ограниченных количествах) новейшую технику, в том числе такую, которой нет на вооружении самих ВС РФ (например, боевую машину поддержки танков (БМПТ) «Терминатор», созданную в Нижнем Тагиле). Приобретается некоторое количество техники на Западе (не оружие, а локаторы и средства связи). В Астане началась лицензионная сборка европейских вертолетов ЕС145 для ВС Казахстана, правда, это не боевые, а транспортные и спасательные машины.
Беларусь же располагает достаточно сильным собственным ВПК. Здесь проводятся ремонт и модернизация советской техники, а также создаются некоторые новые образцы вооружений. Это, например, разведывательные беспилотники «Беркут», «Indela-6M», «Indela-I.N.Sky» (вертолетный) и «Гриф-1», производимые 558-м Авиаремонтным заводом совместно с КБ «Индела», а также противотанковый ракетный комплекс «Каракал» (создан совместно с Украиной). Практически новым комплексом является ЗРК Т38 «Стилет», созданный белорусским предприятием «Тетраэдр» на базе советского ЗРК «Оса».  
В целом, однако, обе страны никак не обойдутся без России в ходе перевооружения своих армий. С другой стороны, Россия обязана учитывать в своих планах интересы белорусских и казахстанских ВС. Если любые другие страны являются для нас просто потенциальными покупателями вооружений, то есть источниками дохода, то Беларусь и Казахстан – союзники, от которых зависит и наша собственная безопасность. Можно предположить, что в случае складывания более тесного союза Астана, Минск и Москва будут проводить более скоординированную военную и военно-техническую политику. Но и нынешние совместные мероприятия, а также начавшееся в России перевооружение ВС уже значительно способствуют укреплению общей безопасности.