Союзное государство

ЕАЭС – это мир, суверенитет и экономическое развитие

1 января 2015 года начнет свою деятельность Евразийский экономический союз. Каковы перспективы нового объединения в условиях давления Запада на страны-участницы?

К номеру:  49 (581)


06 Ноября 2014 года

Ключевые слова:
Евразийский союзинтеграцияобщество
На этот и другие вопросы, касающиеся евразийской интеграции, «СВ» отвечает директор Института ЕврАзЭС Владимир Лепехин.

– Серьезные сложности, вызванные давлением западных стран, могут начаться после 1 января 2015 года, на том этапе, который предусматривает оптимизацию взаимодействия стран-участниц и реализацию совместных евразийских проектов. Сегодня заявлено о планах формирования с 2015 года единого энергетического пространства, но, как известно, именно на этом направлении ЕАЭС и Россия столкнулись с серьезными проблемами. Я имею в виду ситуацию с поставками российского газа в Европу через Украину,  блокирование Евросоюзом под давлением США проекта «Южный поток», а также инициированное ими же падение мировых цен на нефть. Полагаю, что это только начало масштабной кампании США против энергетического сектора России и ЕАЭС. Не сегодня-завтра эта кампания будет направлена и против Казахстана, Азербайджана и Туркмении. 

– ЕАЭС – союз экономический. Но в наше время этого недостаточно. ЕС тоже был задуман, как экономический, но события последних дней ярко демонстрируют, что ЕС – это не столько экономика, сколько политика. Способны ли настоящие и будущие члены ЕАЭС к политическому союзу с Россией?

– Поскольку в современном мире политика все больше обслуживает экономику, любой трансрегиональный экономический союз неизбежно имеет политическую подоплеку. ЕАЭС не исключение. Однако же политическую составляющую сейчас вряд ли стоит подкреплять какими-то специальными соглашениями и заявлениями. Полагаю, что организация эффективного взаимодействия национальных экономик стран – членов ЕАЭС будет иметь самое прямое отношение к решению целого ряда политических проблем каждого из участников Евразийского союза. 

– У ЕврАзЭС есть МПА. В новом союзе парламентские институты не предусматриваются. Хотя российские парламентарии считают, что они необходимы: это поможет гармонизировать национальные законодательства и ускорит создание единой законодательной базы ЕАЭС. 

– Сегодня парламентарии стран СНГ и ЕАЭС могут общаться на уровне межпарламентских комиссий и без формирования специального аппарата наднациональных чиновников. Но функция гармонизации национальных законодательств, безусловно, важна. Посему нынешняя МПА ЕврАзЭС, скорее всего, трансформируется в МПА ЕАЭС и какое-то время будет существовать в усеченном и демонстрационно-формальном варианте, пока страны – члены ЕАЭС не созреют для создания полноценного евразийского парламента.

Для этого, однако, нужно решить ряд вопросов. Например, определиться с местоположением евразийского парламента. Полагаю, что оптимальной схемой могла бы стать двуцентричная схема ПАСЕ (Европарламент, как известно, расположен в Брюсселе и Страсбурге): например, в связке Астана – Омск. 

– Теперь о безопасности… Каковы возможности ОДКБ? Сможет ли организация противостоять вызовам, стоящим перед членами ЕАЭС?

– Я сторонник назарбаевского подхода к интеграции, который еще в прошлом веке предложил формулу «многоуровневой, разноскоростной и многоформатной интеграции». В этом смысле ЕАЭС – экономический формат интеграции, в то время как компонента безопасности сосредоточена в ОДКБ. Эта организация, безусловно, способна противостоять любым внешним угрозам. Динамичная и успешная экономическая интеграция постсоветских стран вокруг России, Казахстана и Беларуси и есть главная гарантия безопасности евразийского пространства.

– Россия – признанный локомотив евразийской интеграции. Как нам необходимо перестроить экономическую, промышленную политику, чтобы справиться с ролью лидера?

– Огромную роль в развитии евразийской интеграции сегодня играет и Казахстан. Именно в Казахстане запущены многие процессы стратегического характера (например, Национальный план индустриального развития), к которым Россия, например, еще и не приступала. Хотя основная тяжесть за реализацию интеграционных проектов лежит, конечно же, на России. Ну а как наша страна должна перестроить свою экономическую и, в частности, промышленную политику, известно: во-первых, запустить новую кадровую политику, во-вторых, приступить к реализации принципиально новой экономической стратегии, направленной на мобилизацию внутреннего потенциала развития, прежде всего энергии масс, наконец, в-третьих, не стабилизировать явно устаревшую модель политической системы, а развивать ее.

– Какие преимущества будут иметь от этой интеграции страны-участницы и, главное, их граждане?

– Это мир, реальный суверенитет и экономическое развитие. Без интеграции евразийское пространство станет пространством перманентных войн и военных конфликтов, потери всеми странами этого пространства (включая Россию) суверенитета, следствием чего станет политический и экономический коллапс на территории Евразии и ее превращение в разграбляемые транснациональными компаниями бантустаны…

Поодиночке не выживет никто. Сегодня в пустошь превращается некогда самая индустриально развитая республика бывшего СССР – Украина. Завтра, если на территории бывшего Советского Союза будет остановлена интеграция, начнется дезинтеграция и появятся несколько больших и малых Украин. Начнется глобальная война на Кавказе с участием боевиков ИГИЛ, а также война в Центральной Азии с участием талибана. Известно, что еще одним направлением наступления Запада на ЕАЭС станет дестабилизация ситуации и в Беларуси. Собственно, в этом и заключается план западных противников евразийской интеграции – сорвать проект ЕАЭС, чтобы запустить процессы дезинтеграции постсоветского пространства и самой Российской Федерации.

Беседовала Наталья ДОЛГУШИНА