Союзное государство

Леонид ВОРОНЕЦКИЙ:

Леонид ВОРОНЕЦКИЙ:
Леонид ВОРОНЕЦКИЙ:

К номеру:   ()


01 Ноября 2008 года

«Создавая собственность, мы должны думать о том, как эту собственность защитить»

Генеральный директор белорусского Национального центра интеллектуальной собственности.

В апреле 2006 года Совет
министров Союзного государства утвердил основные направления формирования единого научно-технического, научно-технологического пространства Союзного государства. Было отмечено, что именно совместные технологии, совместное их использование, корпоративное владение предопределяют сегодня конкурентные преимущества наших субъектов хозяйствования, отраслей, экономик. В основе новых технологий лежат новые знания, и когда мы говорим об инновационной деятельности, мы прежде всего говорим о необходимости коммерциализации использования новых знаний. То есть они должны стать той собственностью, которая приносит доход. Причем в данном случае научно-технологический продукт должен выступать не только составляющей частью какого-то другого материального товара, но и как самостоятельный товар.
Законодательство, принятое в России и Беларуси, позволяет сегодня обеспечить охрану результатов интеллектуальной деятельности как в области промышленной собственности, так и в области авторского права. В той и другой стране оно полностью соответствует соглашению о торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность и позволяет обеспечить эффективную охрану и использование результатов интеллектуальной деятельности.
Ключевым же инструментом обеспечения коммерциализации научно-технологических результатов, прежде всего технических изобретений, являются патенты. Патенты на объекты интеллектуальной собственности позволяют сегодня обеспечить гарантию защиты инвестиций в инновационную деятельность. То есть собственность всегда кому-то должна принадлежать, более того, она — краеугольный камень, ключевой вопрос любой совместной деятельности.
Патент сегодня — это и барьер от проникновения того или иного товара на рынок. То есть, если не урегулированы патентно-правовые характеристики, мы не сможем торговать. Достаточно вспомнить «торговые войны» внутри Союзного государства, возникшие из-за неурегулированности патентных отношений в кондитерской промышленности. То есть патент или свидетельство на товарный знак являются защитой товара на внутреннем и внешнем рынках.
Мировые тенденции сегодня таковы, что использование инструментария интеллектуальной собственности в международной торговле приобретает все большее значение. Более того, интеллектуальная собственность сегодня сама является предметом активной международной торговли. В частности, динамика торговли лицензиями сегодня намного превышает динамику торговли непосредственно товарами. С этим связана и другая проблема наших компаний — их технологическая зависимость. В целом, как показало исследование американских корпораций, материнские фирмы только через 6 лет передают в развитые страны своим дочерним компаниям лицензии на производственную разработку технологий и тиражирование соответствующей продукции. Если речь идет о развивающихся странах, то продажа лицензий осуществляется через 10 лет после освоения, да и то только в дочерние компании. Если компания никак не связана с материнской фирмой, то ей технологии продаются не ранее чем через 12—15 лет. То есть технологическая зависимость от западных фирм нас заранее отбрасывает на постоянное технологическое отставание.
На протяжении последних 20—25 лет доля нематериальных активов в составе активов предприятий американских компаний увеличилась практически в два раза и сегодня доведена до 70 процентов. Доля нематериальных активов европейских и японских компаний составляет порядка 50 процентов. С одной стороны, нематериальные активы значительно увеличивают реальный экономический потенциал самих этих компаний. С другой — эта возможность цивилизованно ограничить влияние на мировых рынках конкурирующих компаний, заставить их работать по собственным правилам. Руководители ведущих компаний промышленно развитых стран рассматривают сегодня управление интеллектуальной собственностью как важнейшую составляющую стратегического планирования и успешного развития бизнеса.
В частности, если Японии, для того чтобы обеспечить охрану результатов своей интеллектуальной деятельности и получить первый миллион патентов на изобретения, потребовалось 95 лет, то второй миллион патентов на изобретения эта страна получила всего за 15 лет. Или, скажем, когда решено было потеснить китайские компании с европейского и американского рынков, это во многом делалось также с помощью патентов. То есть им предъявлялись претензии по патентной чистоте того или иного товара. Поэтому китайцы за последние 2—3 года предприняли колоссальные усилия по обеспечению охраны своих разработок на внешних рынках. Патентуют все, и это позволяет сегодня китайским компаниям активно продвигаться на европейский рынок.
О выверенной государственной научно-технической стратегии можно говорить и на примере Германии, которая в середине 90-х годов, понимая озабоченность государств мира, связанную с экологической безопасностью, приняла решение о значительном инвестировании средств в разработку экологического оборудования и в экологические технологии. Делались колоссальные государственные инвестиции в эту программу. Параллельно все технологии и оборудование активно патентовались, благодаря чему в середине 90-х годов Германия обладала 1/3 мирового патентного фонда в этой области. Затем эта страна через европейский институт стандартизации и международный институт ИСО инициировала введение обязательных стандартов по ИСО 14000. То есть немецкие компании сразу получили 1/3 патентных портфелей в мире. А после того как через международные институты эти стандарты были утверждены как обязательные, мир встал перед необходимостью торговать по этим стандартам, а значит, был попросту вынужден покупать немецкое оборудование и технологии. Так Германия создала своим компаниям огромное конкурентное преимущество перед компаниями других стран. И таких примеров можно приводить множество, в том числе в радиоэлектронной промышленности и т.д. Вот это действительно выверенная государственная научно-техническая политика в сфере охраны интеллектуальной собственности, которой Союзному государству необходимо учиться.
В Беларуси сегодня охраняется около 80 тысяч товарных знаков, из них примерно 70 тысяч приходится на зарубежные субъекты, а также 10 тысяч изобретений, из которых 5,5 тысячи опять же принадлежат иностранным компаниям. Наибольшую активность в Республике Беларусь проявляют США и Германия, на третьем месте Россия. Что касается направленности патентов на изобретения, которые охраняются в Беларуси, то это прежде всего химическая промышленность, медицина, фармацевтика, то есть те сектора экономики, которые в Беларуси наиболее конкурентоспособны. И, безусловно, зарубежные субъекты, предвидя модернизацию этих отраслей, патентуют свои технологии для того, чтобы заставить нас приобретать именно их лицензии. А с другой стороны, это говорит о конкурентоспособности этих секторов нашей экономики, о возможности создания здесь совместных предприятий и т.д.
Очевидно, что, говоря сегодня о совместных научно-технических программах, о создании собственности Союзного государства, мы должны думать и о том, кому эта собственность будет принадлежать. И кто будет отслеживать, чтобы эта собственность из-за юридических проволочек и недоработок не становилась чужой. А такая опасность есть. Мы сегодня достаточно много говорили о разработках и изобретениях, которые появляются в ходе реализации союзных программ. В то же время за последние 8 лет в России совместные белорусско-российские компании получили всего 163 патента на изобретение, в Беларуси получено 64 таких совместных патента. Согласитесь, это немного.
Поэтому вопросы охраны интеллектуальной собственности Союзного государства, использования инструментария интеллектуальной собственности в международном сотрудничестве необходимо постоянно держать в поле зрения на уровне правительства Союзного государства, в рамках работы Парламентского Собрания Беларуси и России, при реализации межправительственного соглашения о сотрудничестве между Республикой Беларусь и Российской Федерацией.