Союзное государство

Борис ШМЕЛЕВ:

Борис ШМЕЛЕВ:
Борис ШМЕЛЕВ:

К номеру:   ()


01 Ноября 2008 года

«Преференциальные условия сотрудничества — неотъемлемая черта экономической интеграции, и отказ от этих условий означал бы отказ от интеграции»


Руководитель центра политических исследований, заведующий кафедрой Академии МИД РФ, доктор исторических наук.

Наука, как известно, не занимается отдельными фактами, она стремится вычленить тенденции в развитии тех или иных явлений и процессов. Поэтому, пытаясь выделить некоторые, на мой взгляд, основные тенденции в становлении Союзного государства, должен отметить, что они довольно противоречивые. По ряду конкретных направлений, в том числе в промышленном сотрудничестве, мы имеем четко выраженный прогресс, но если говорить о развитии интеграционных процессов в рамках формируемого нашими странами Союзного государства, то здесь явно просматриваются черты того, что мы называем пробуксовкой. Основной показатель, характеризующий уровень экономических отношений между двумя странами, — это взаимный товарооборот, который увеличился с 9,3 миллиарда долларов в 2000 году до 26 миллиардов долларов в прошлом. Активно растет товарообмен и сегодня. По нашим расчетам, в нынешнем году он может достигнуть 36 миллиардов долларов. Основой такого роста является прежде всего устойчивый рост экономики двух стран. ВВП Беларуси в 2007 году по сравнению с 2000 годом возрос на 70%, ВВП России за этот же период — на 56%. Производство продукции промышленности увеличилось соответственно на 83% и 44%, инвестиции в основной капитал — на 173% и 121%. Это и есть основа роста наших торгово-экономических отношений.
И все же, если мы внимательно проанализируем структуру роста нашего товарооборота, выясняется, что за всеми этими очень хорошими цифрами скрывается и существенная проблема. Суть в том, что физический рост товарооборота между нашими странами за эти годы существенно отстает от ценового роста. Другими словами, наращивание объема товарооборота в значительной мере происходит не за счет увеличения объема поставок продукции, а за счет увеличения цен на поставляемые товары. Так, в 2007 году стоимостный объем экспорта российской нефти в Беларусь по сравнению с 2006 годом возрос на 29%, а физический снизился на четыре с лишним процента. Стоимость экспорта газа возросла за этот же период в 2 раза и составила 2,1 миллиарда долларов, физический же объем поставок снизился на один процент. В целом стоимостный объем экспорта России в Беларусь увеличился в 2007 году на 31%, а физический — лишь на 1,6%. Разница, как видим, гигантская. В результате почти две трети прироста российского импорта и 95% прироста экспорта было обеспечено только за счет увеличения цен. А это говорит о серьезных проблемах в наших экономических отношениях.

Òî, ÷òî íàñ­òî­ðà­æè­âà­åò
Особенностью российско-белорусской торговли является и ее высокая региональная концентрация. В 2007 году почти половина взаимного товарооборота приходилась на долю всего двух субъектов России: Тюменской области (32%) и Москвы (15%). Тюменская область занимает такое положение за счет поставок энергоносителей, Москва — из-за импорта из Беларуси большого количества потребительских товаров, в первую очередь продуктов питания.
Настораживает и структура российско-белорусских торгово-экономических отношений. Российский экспорт в Беларусь носит в основном сырьевой характер, и существенных сдвигов за последние несколько лет здесь не произошло. В 2007 году на долю минеральных продуктов, прежде всего энергоносителей, приходилось 58,6% общего объема экспорта России в Беларусь. На долю металлоизделий — почти 13%. Тогда как на долю машин, оборудования и транспортных средств — всего 16%. То есть, по большому счету, Россия является сырьевым поставщиком для белорусской экономики.
В то же время важнейшими статьями импорта России из Беларуси были машины, оборудование и транспортные средства — 42%. То есть ситуация совершенно обратная. На продовольственные товары и сельхозсырье приходилось 16%, металлоизделия — 11%. Таким образом, качественная структура поставок из России в Беларусь и из Беларуси в Россию принципиальным образом различается.
Серьезной проблемой в российско-белорусских торгово-экономических отношениях является и их несбалансированность, что проявляется в крупном и постоянно растущем отрицательном сальдо торговли Беларуси с Россией. В 2007 году оно составило 8,3 миллиарда долларов. В январе-июне этого года — уже 8,4 миллиарда долларов, а за полгода возрастет еще. При этом стоит отметить особо, что в торговле Беларуси с Европой, с развитыми капиталистическими странами наблюдается обратная тенденция — Беларусь в этой торговле имеет устойчивое положительное сальдо. В 2007 году в торговле с европейскими странами плюс Беларуси составил 4 миллиарда долларов. Все это, безусловно, ослабляет значение российского вектора во внешнеэкономических связях республики.
Конечно, рост дисбаланса во взаимной торговле обусловлен рядом объективных причин. Сказывается удорожание российских энергоносителей, снижение конкурентоспособности некоторых белорусских товаров на российском рынке, слабость белорусской товаропроводящей сети в России и ряд других обстоятельств. Тем не менее это реальная и сложная проблема, которую необходимо решать сообща.
В последние годы заметно активизировалось российско-белорусское инвестиционное сотрудничество. Объем инвестиций из России в Республику Беларусь возрос с 77 миллионов долларов в 2000 году до 1,3 миллиарда в 2007-м и составил почти половину общего объема российских инвестиций в страны СНГ. Что касается инвестиций из Беларуси в Россию, то они тоже увеличились многократно — с 1 миллиона долларов в 2000 году до почти миллиарда в 2007 году. В России, в частности, создано около 400 предприятий с участием белорусского капитала. Тем не менее здесь тоже есть проблема. Российские инвестиции в Беларусь и белорусские в Россию носят краткосрочный характер. Объем накопленных на 1 января 2008 года российских инвестиций в Республике Беларусь составил лишь 770 миллионов долларов, притом что объем направленных инвестиций, как уже было сказано, составил 1,3 миллиарда долларов. То есть почти половина этих средств была вывезена российскими предпринимателями из Беларуси. Соответствующие показатели белорусских инвестиций в Россию составили 103 миллиона долларов и, как уже отмечалось, почти миллиард долларов.

Если внимательно анализировать белорусско-российские интеграционные процессы, нельзя не заметить и то, что по некоторым основополагающим направлениям произошел значительный откат назад. Реализация четырех свобод, являющаяся непременным условием намечаемого формирования единого экономического пространства двух стран, обеспечивается далеко не в полной мере. В частности, вопреки интеграционным документам, предусматривающим режим свободной торговли без изъятий и ограничений, Россия и Беларусь неоднократно вводили ограничения на ввоз или вывоз отдельных товаров в целях защиты своих производителей или стабилизации ситуации на потребительском рынке. Например, введение в России в январе 2007 года экспортной пошлины на нефть, ввозимую в Республику Беларусь, вывело из-под действия режима свободной торговли значительную часть взаимного товарооборота. В 2007 году на долю нефти, облагаемой экспортной пошлиной, приходилось 42% российского экспорта в Беларусь.
Острой проблемой остается либерализация движения капитала между двумя нашими странами. В этом отношении также действует ряд ограничений. Так, в Беларуси юридические и физические лица-резиденты должны получать разрешение Национального банка при осуществлении следующих операций: прямые и портфельные инвестиции, приобретение недвижимого имущества, находящегося за пределами Беларуси, размещение денежных средств в банках иностранных государств и так далее. При этом для операций с российскими партнерами исключений не делается. Доминирующее положение государственной собственности в экономике Беларуси препятствует приобретению российским капиталом и крупных активов в Республике Беларусь.
До сих пор не создан реально действующий Таможенный союз двух государств, соглашение о котором было подписано еще в январе 1995 года. Унификация таможенных пошлин, которая неоднократно провозглашалась первоочередной задачей и дважды (к концу 1995 и 1997 годов) была почти достигнута, впоследствии, в результате неоднократного изменения обеими странами своих тарифных ставок в одностороннем порядке, до конца так и не была осуществлена. На заседании Совета Министров Союзного государства 6 октября нынешнего года было объявлено, что унификация тарифов и ставок таможенных пошлин достигла, как там было сказано, порядка 96%. Однако с учетом негативного опыта прошлых лет боюсь, что вряд ли удастся удержаться на этом уровне.
Серьезно может осложнить российско-белорусские экономические отношения, а соответственно и процесс строительства Союзного государства стремление наших стран вступить в ВТО. Россия и Беларусь сегодня находятся на разных этапах переговорного процесса по присоединению к этой организации. Россия, скорее всего, вступит в ВТО раньше, чем Беларусь, что может поставить под вопрос преференциальный характер торгово-экономических отношений двух стран. Координация позиций в вопросе присоединения к ВТО, предусмотренная рядом совместных документов, осуществляется, на наш взгляд, пока недостаточно эффективно.
Нельзя не отметить заметный прогресс в обеспечении свободы движения рабочей силы между двумя нашими странами. Обеспечены равные права на трудоустройство и оплату труда граждан России и Беларуси на территории формируемого Союзного государства. Трудовая миграция между Россией и Беларусью стала, по существу, внутренней трудовой миграцией для граждан двух стран — нет ограничений в приеме на работу, они не учитываются в качестве иностранной рабочей силы. Однако говорить о полной либерализации общего рынка труда все еще преждевременно. Так, в России для белорусских граждан, как и для других иностранцев, действуют квоты на выдачу разрешения на временное проживание. Такие разрешения выдают сроком на 90 дней, и если граждане Беларуси заключают трудовой договор в России, то разрешение продлевается на срок действия договора, но не более чем на один год.
Очевидно, что российско-белорусская экономическая интеграция идет волнообразно. Сначала принимается основополагающее интеграционное решение, намечаются соответствующие конкретные мероприятия, начинается их реализация, но затем выполнение этих мероприятий начинает пробуксовывать, а по некоторым направлениям происходит откат назад. После этого принимаются новые интеграционные документы, начинаются новые мероприятия, многие из которых, по существу, наследуются от прежних, так и нереализованных документов, затем снова следует пробуксовка. Эта закономерность особенно ярко проявилась в формировании Таможенного союза, о чем я уже говорил.
Сильный удар по интеграции России и Беларуси нанес нефтегазовый кризис конца 2006 — начала 2007 года. По существу, он поставил тогда под вопрос судьбу самого Союзного государства. Детали этого кризиса всем хорошо известны. Я лишь хотел бы обратить внимание на то, что в ходе конфликта интеграционные договоренности нарушали обе стороны: и Россия и Беларусь, каждая исходя из своих собственных интересов, а отнюдь не союзных. Провозглашенное «Газпромом» намерение поднять цены на газ, поставляемый в Беларусь, до среднеевропейского уровня прямо противоречит ряду совместных документов. В частности, Соглашению между Россией и Беларусью о создании равных условий субъектам хозяйствования. Обе стороны нарушили и Соглашение о Таможенном союзе от 6 января 1995 года. Беларусь сначала отказалась перечислять России часть экспортных пошлин на нефтепродукты, вывозимые из Беларуси на Запад и произведенные из поступающей в эту страну беспошлинно ввезенной российской нефти, а с 1 января 2007 года ввела (правда, на короткий срок) таможенную пошлину на нефть, идущую из России транзитом. Россия же ввела экспортную пошлину на нефть, поставляемую в Беларусь. Все эти действия, конечно, не соответствовали и тем документам, которые стороны подписали, и тем обязательствам, которые они на себя взяли, и соответственно сильно подрывали интеграционный процесс.

С чем же связана эта пробуксовка в нашей интеграции? Мне кажется, что она во многом обусловлена существенным расхождением интересов многих участников взаимодействия двух стран. Особенно на микроуровне. В углублении экономической интеграции, которая способствует росту и развитию интеграционных связей, заинтересованы прежде всего предприятия-экспортеры, в первую очередь производители конечной продукции. А также предприятия высокотехнологичных наукоемких отраслей экономики России и Беларуси.
Вместе с тем среди субъектов на микроуровне есть немало структур и организаций, корпоративным интересам которых интеграция только мешает. Во-первых, это крупные корпорации российского ТЭК — «Газпром», «Роснефть», другие компании, которые в значительной мере определяют внешнеэкономическую политику России. Они не заинтересованы в преференциальных ценах на энергоносители для Беларуси и других стран СНГ, поэтому выступают за одинаковый подход ко всем странам — импортерам энергоресурсов, исключая какие-либо льготы. Именно эти корпорации были инициаторами и упомянутого выше нефтегазового конфликта с Беларусью. И, к сожалению, руководство России пошло у них на поводу. Между тем преференциальные условия сотрудничества — неотъемлемая черта экономической интеграции, и отказ от этих условий означал бы отказ от интеграции.
Во-вторых, это белорусские и российские предприятия, опасающиеся конкуренции со стороны друг друга и лоббирующие поэтому различного рода ограничения на ввоз продукции конкурентов. Под нажимом отраслевых лобби Беларусь, в частности, в последние годы вводила ограничения на ввоз из России пива, табака, кормов, рыбы, овощей и так далее, а Россия — на ввоз из Беларуси сахара, ликеро-водочных изделий, лекарственных средств. Надо сказать, что требования некоторых предприятий (и белорусских, и российских) о введении ограничений иногда имеют разумную мотивацию, тем не менее производители ставились в неравные позиции, а это несовместимо с режимом свободной торговли, который предусмотрен интеграционными документами.
Взятый Россией курс на полный переход в торгово-экономических отношениях с Беларусью на рыночные принципы вносит в развитие взаимодействия двух государств новый элемент неопределенности, что вряд ли будет способствовать быстрому продвижению интеграционного процесса между нашими странами.

Это проблемы системного характера, и мы должны их не только видеть, но и решать. Членам Парламентского Собрания Союза России и Беларуси необходимо ставить их перед руководством двух стран, перед правительством России, правительством Беларуси, поскольку без устранения этих проблем, имеющих системный характер, дальнейшее наше успешное продвижение по пути интеграции будет крайне затруднено.
Проявление политической воли для устранения сложностей и противоречий особенно актуально в условиях обострения международного финансового кризиса, который сам по себе толкает нас к еще более тесному сближению, более тесному сотрудничеству. Что касается Беларуси, то совершенно ясно, что белорусская сторона, чтобы стимулировать процессы интеграции, в том числе должна более решительно пойти на развитие рыночных отношений. А Россия должна понимать заинтересованность Беларуси в получении дешевых энергоносителей, осознавать значение своей энергетической политики в развитии интеграционных процессов между двумя нашими странами. Если Россия будет подходить к этой важнейшей проблеме в отношениях с Беларусью точно так же, как подходит к Украине, Германии или Франции, то ничего положительного для Союзного государства это не обещает.