Союзное государство

Александр АГЕЕВ:

Александр АГЕЕВ:
Александр АГЕЕВ:

К номеру:   ()


01 Ноября 2008 года

«Ситуация в мире требует по-другому выстраивать стратегию поведения стран»

Директор Института экономических стратегий Российской академии наук.

Моделирование динамики развития Союзного государства в целом и развития Беларуси и России по отдельности необходимо вести исходя из ситуации и динамики развития стран всего мира. Почему это важно? Потому что очень часто из-за мелочей происходят весьма серьезные ссоры и конфликты. В то же время, возводя такую мелочь в абсолют, мы часто не знаем, откуда ждать главного удара. Более того, анализ показывает, что многие военно-политические неприятности развиваются по закону коллективных иллюзий. То есть возникает несколько сугубо управляемых ситуаций, но потом примерно в течение 27 дней развивается жуткая эпидемия коллективных страхов, ожиданий, неожиданностей и т. д. Скажем, только что объявили о санкциях против России в области экологии, военно-технического сотрудничества и так далее. Однако это произошло отнюдь не вдруг, как может показаться. Все это лишь развитие процесса, запущенного еще в августе, после военного конфликта в Южной Осетии.
С тем чтобы исключить влияние на политику и экономику разного рода случайностей, наш институт уже многие годы занимается прогнозами того, что все-таки будет дальше. И сегодня я могу кратко поделиться прогнозами о том, что ждет Беларусь и Россию в ближайшей перспективе на фоне пяти сценариев глобального развития. Ведь если мы этого не будем знать, то не сможем реально оценить свои действия, планы, проекты, стратегии, в том числе государственные, отдадим их полностью на откуп каких-то внешних экспертиз.
Так вот, если оценить интегральную мощь России и Беларуси по 10-балльной шкале, то мы получим для России оценку порядка 6 баллов, для Беларуси — около 2 баллов. Что это означает? Оценка в 6 баллов говорит, что это великая держава, свыше 8 баллов — супердержава (такая в мире сейчас только одна). Но, оценивая мощь России в 6 баллов, мы должны понимать, что сегодня это крайне неустойчивая оценка и удержать ее в длительной перспективе очень сложно, если не предпринять ряд кардинальных шагов. Оставив все как есть, мы скатимся либо к распаду страны, либо получим массу других неприятных сценариев. И только предприняв ряд срочных и кардинальных мер, уже в ближайшей перспективе сможем вырасти примерно до 7 с небольшим баллов. Что нужно России для этого? Кроме всего того, что предстоит сделать для стабилизации ситуации внутри страны, необходим и значительный прогресс на интеграционном поле. То есть если будет активно развиваться объединение России с Беларусью, станут углубляться партнерские отношения с Украиной, с Казахстаном и т. д., если будут укрепляться политические и экономические альянсы с участием России — ОДКБ, ШОС, ЕврАзЭС и другие, только в этом случае Россия сможет в перспективе до 2020 года закрепить свой статус великой державы с более сбалансированной мощью. Сейчас же, повторюсь, Россия — это великая держава, но она имеет огромное количество слабых звеньев, которые делают ее страной очень транзитной и подверженной всевозможным рискам.
Что касается Беларуси, то ее оценка интегральной мощи в 2,1 балла по 10-балльной шкале — это очень высокая оценка. По этому рейтингу среди стран мира Беларусь — страна номер 50 (Россия — четвертая страна мира). При определении мощи принимаются в расчет все 9 основных факторов: это система управления, территория, природные ресурсы, экономика, наука, религия, культура, образование, вооруженные силы и внешняя политика. Но если по этому статусу Россия была и, скорее всего, останется на 4-м месте в мире, то Беларусь в ближайшее 10-летие может либо повысить свой интегральный статус до 2,4 балла и значительно подняться в мировом рейтинге, либо понизить свою интегральную мощь до полутора баллов. То есть Беларусь, так же как и Россия, подвержена очень высоким рискам. Причем эти риски будут развиваться на фоне глобальных сценариев, таких , например, как нынешний глобальный финансовый кризис.
Кстати, недавно я вернулся с международного форума, где обсуждался нынешний кризис. И вот после трех дней интенсивной работы по поводу того, что делать с кризисом, как помочь банкам и производителям, выходит один ученый муж и говорит: «Вы знаете, дорогие господа, я так рад, что разразился этот глобальный финансовый кризис и мое мнение разделяет более 5 миллиардов человек. По сути, сегодня мы пытаемся помочь нашим тюремщикам сделать нашу тюремную жизнь еще более жестокой». Это шутка, но она очень серьезная. Кто сегодня играет в глобальный финансовый кризис? Ведь существует даже матрица из 5 сценариев глобального развития событий. А именно, жесткая глобализация, мягкая глобализация, два типа регионализации и хаос. И за последние пять лет мы наблюдали невероятную динамику всех этих событий.
Понятно, что в реальной жизни мы имеем в разных локальных зонах свои разработки и сценарии. Где-то сейчас доминирует хаос, где-то правит балл глобализация. Но если в первые годы после развала СССР фактически всем, в том числе и тем, кто начинал процесс объединения наших государств в Союзное государство, казалось, что в мире все-таки доминирует жесткая глобализация, предполагающая, что есть в мире один хозяин, одна супердержава, и свою деятельность желательно строить сообразуясь с этими стандартами, то уже к 2004 году и российскому руководству, и аналитикам стало ясно, что удержать ситуацию в мире в таком статусе уже не удается. Кроме того единственного центра силы, все громче стали заявлять о себе политические элиты и Европы, и Китая, и других регионов планеты. Да и на пространстве бывшего СССР все более утверждается стремление к суверенной демократии, то есть стремление принимать решения самостоятельно, исходя прежде всего из своих национальных и региональных интересов, а не полагаться на внешние экспертизы и прогнозы.
Опасность современной международной ситуации после августа и в том, что мы незаметно для себя получили принципиально новый формат международных отношений. Первое: Россия в Грузии, по сути, бомбила и уничтожила объекты военной инфраструктуры США — а это очень серьезно. Такое США не забывают. А значит, напряженность международной ситуации будет возрастать и дальше.
Во-вторых, стало ясно, что прежние методы мирового влияния, а именно экономическое давление, организация и поддержка всевозможных национальных и межнациональных распрей, дополнились концепцией микровойн непосредственно между центрами силы. Таких микровойн мы получим очень много в ближайшей перспективе на самых разных рубежах. Отсюда и неизмеримо возросшие требования и к национальным военным программам, и к союзническим.
И наконец, сложившаяся ситуация означает, что весь опыт устройства международного миропорядка, который был накоплен за последние десятилетия, оказался фактически перечеркнутым. Новые правила нужно вырабатывать практически с нуля.
Все эти обстоятельства требуют по-другому выстраивать стратегии поведения каждой из стран. Когда мы, например, анализировали стратегии поведения Беларуси, то оказалось, что в коридоре будущего есть всего три сценария. Первый — это евро-азиатская интеграция, причем форсированная. Вторая стратегия, которая является стратегией сегодняшнего дня, — стратегия гибкого курса, т. е. многовекторная деятельность, что нормально для экономики, но в политике возникают ситуации, когда надо говорить только «да» или «нет». Многовекторность позволила Беларуси развить свои рынки и в Китае, и в Юго-Восточной Азии, и в Латинской Америке, провести международную сертификацию стандартов управления, принесла массу других полезных вещей. И, наконец, третий курс — это евроатлантический альянс.
Есть основания думать, что сейчас все эти три сценария являются актуальными. Но опять же не стоит забывать, мы в любой момент можем стать заложниками самых разных неожиданностей. А максимально снизить такие риски, как показывает анализ, России и Беларуси может помочь только сценарий евро-азиатской интеграции в разных вариантах, будь то Союзное государство, реанимированное СНГ, окрепшее ОДКБ или иные, новые формы. Только в этом случае у Беларуси и у России есть шанс повысить свою интегральную мощь до 2,4 и 7,5 балла соответственно. При этом подчеркну, что за этими цифрами стоит иное качество жизни, иная безопасность, иная конкурентоспособность, совершенно иное будущее и иная демография наших стран.
А завершить сказанное можно одним примером. В 1908 году, какую страну ни возьми, казалось, что это было блаженное время. В Аргентине все танцевали танго, в Европе устраивали балы и выставки... Но прошло всего шесть лет и началась мировая война. Когда смотришь на то, о чем я говорил выше, видишь очень много признаков, похожих на ситуацию начала прошлого века. То есть незаметно, исподволь нарастает угроза, которая многие наши проблемы, например, противоречия между «Газпромом» и Беларусью, сделает абсолютно незначимыми, потому что есть более серьезные вызовы будущего. И к ним надо быть готовым.