Союзное государство

Белорусский фундамент для Калининградской области

Белорусский фундамент для Калининградской области
Белорусский фундамент для Калининградской области

К номеру:   ()


01 Ноября 2008 года

Если в Беларуси Минск один, то в самом западном регионе России их целых два

Речь о кораблях (пограничном сторожевом и большом десантном), бороздящих воды Балтики. Они были названы в честь столицы республики, конечно же, не случайно. Калининградскую область связывают с Беларусью тысячи нитей, которые принято именовать неразрывными. Такими они и являются. Об этом свидетельствует, например, бронзовая фигура Франциска Скорины в Калининграде. Памятник первопечатнику в этом городе был установлен отнюдь не вдруг. Региональное землячество белорусов напомнило таким образом об историческом факте: в 1530 году Скорина собирался поступить на службу к прусскому герцогу Альбрехту и побывал в Кенигсберге. Об особых отношениях Янтарного края и Беларуси говорит даже его топонимика. Мозырь, Новобобруйск, Полесск, Неман – эти калининградские названия ласкают слух всякого приезжающего сюда жителя Беларуси. Как они здесь появились? Дело в том, что в Калининградскую область — северную часть бывшей Восточной Пруссии, разделенной по решению Потсдамской конференции, после войны стали съезжаться жители разоренных советских городов и сел, в том числе и из Беларуси. Так и образовалась здесь самая большая белорусская диаспора в России (примерно каждый десятый из 900 тысяч калининградцев – этнический белорус). В области есть целые населенные пункты, в которых проживают исключительно белорусы.
Свой вклад в укрепление нашей дружбы внес Балтийский флот, расквартированный в регионе. В командном составе Балтфлота и сегодня почти 650 выходцев из Беларуси. Свыше десятка воинских соединений и частей флота носят имена белорусских городов, освобожденных этими подразделениями от немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Не теряются эти связи и сегодня. Например, над ракетной бригадой флота шефствует город Брест, над отдельной мотострелковой бригадой – Минск.
Прочными узами нас связала не только история, но и геополитическое положение российского эксклава (так принято называть Калининградскую область, не имеющую сухопутных границ с «большой» Россией: между ними расположены Беларусь и Литва). У наших отношений есть и свой объединяющий символ – река Неман, которая в Литве становится Немунасом, а потом опять превращается в Неман.
Кстати, после того как литовцы вступили в шенгенскую визовую зону, союзная Беларусь стала калининградцам гораздо ближе. Хотя у представителей местной белорусской диаспоры «головной боли» прибавилось. Теперь к своим родственникам на историческую родину они ездят через... Смоленск. Дело в том, что жители Калининградской области могут пересечь территорию Литвы без визовых формальностей только в том случае, если путешествуют поездом «из России в Россию» (тогда им выдается т.н. УТД – «упрощенный транзитный документ»). Таковы договоренности между Россией и ЕС. Что же касается бабушек и дедушек из Беларуси, которые едут повидать своих калининградских внуков – для них «цена вопроса» составляет 60 евро (столько стоит шенгенская виза) плюс стоимость железнодорожного билета.

Двусторонние отношения скреплены множеством документов, которые венчает Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Республики Беларусь «О долгосрочном сотрудничестве Калининградской области Российской Федерации с областями, министерствами, органами государственного управления Республики Беларусь». Его название стоит привести полностью, поскольку на межправительственном уровне региональные связи регулируются редко.
Но Калининградская область — особый случай. Сотрудничество с ней для Республики Беларусь имеет не только «сиюминутное» значение, поскольку регион этот считается очень перспективным и в самой России. «Визитная карточка», «форпост», «российский Гонконг» — такие эпитеты имеют под собой основание. В сравнении с другими регионами РФ у Калининградской области целый ряд преимуществ. Прежде всего это близость к европейским рынкам и трансъевропейским транспортным коридорам, наличие единственного в стране незамерзающего порта. Не последнюю роль играют и климатические условия, благоприятные для развития туризма и рекреационной сферы, а также богатейшие месторождения янтаря (свыше 90 процентов мировых запасов). Поэтому многочисленные соглашения о сотрудничестве заключались и на областном, и на муниципальном уровнях. Естественно, делалось все это не для того, чтобы в очередной раз прозвучали заверения в дружбе, хотя они тоже необходимы – чтобы создать нужную атмосферу в обществе.
Но все же не секрет, что международные отношения строятся прежде всего на экономической платформе. И, судя по динамике взаимного белорусско-калининградского товарооборота, все подписанные документы работают, хотя еще далеко не все проблемы решены.
Сегодня рост объемов торговли выглядит более чем красиво: по данным калининградского отделения посольства Беларуси в России, за 7 месяцев текущего года мы «наторговали» друг с другом на 310,3 млн долларов (рост по сравнению с аналогичным периодом 2007 года на 375 процентов). Таким образом, значительно превышены все прогнозы — осторожный заместителя премьер-министра Беларуси Андрея Кобякова (170 млн долларов на этот год) и оптимистичный губернатора области Георгия Бооса (300 млн), – озвученные в начале этого года, когда в Калининграде прошло очередное заседание двустороннего Совета по сотрудничеству.
Секрет такого рывка прост: регион начал поставлять в Беларусь свою сырую нефть (она добывается на шельфе Балтийского моря). Так что сегодня наши торговые отношения можно назвать проекцией белорусско-российского товарооборота в целом, существенную долю в котором занимают энергоресурсы, а сальдо для РБ складывается отрицательное. В торговле с Калининградом за январь—июль оно составило 183 млн долларов. К тому же Янтарный край увеличил, пусть не намного, поставки в республику и других товаров: бумаги и картона, красок и лаков, изделий из черных металлов. Белорусский экспорт в эксклав тоже растет (123 процента по отношению к аналогичному периоду прошлого года). В частности, увеличились поставки строительных материалов, пищевой продукции, автомобилей, мебели, стекла.

А теперь о тех факторах, не будь которых наши показатели в торговле наверняка были бы еще более мажорными. Во всяком случае сырьевая энергетическая составляющая в ней не выглядела бы столь внушительно, а другие товары занимали более достойное место.
Одним из камней преткновения являются железнодорожные тарифы, установленные Литвой в отношении грузов, которые перевозятся в сторону Калининграда. В результате Беларусь отказалась от перевалки своих нефтепродуктов через калининградский порт и до сих пор не начала перевалку калийных удобрений. По данным правительства Калининградской области, сегодня перевозка одной тонны удобрений в направлении Калининграда оказывается на 5 с половиной долларов дороже, чем в направлении литовской Клайпеды. Помножьте данную цифру на миллион (именно такие объемы Беларусь собиралась транспортировать через российский эксклав), и вопросы на этот счет отпадут сами собой.
Но, понимая заинтересованность Янтарного края в перевалке калия, белорусская сторона в свое время предложила довольно прагматичный выход. Он заключается в том, чтобы в перспективе задействовать мощности предприятия «Содружество-Соя», которое возводит в Калининградской области крупный производственный комплекс по переработке маслосодержащих культур. Сырье для него завозится из Южной и Северной Америки, обратно суда идут порожняком. Как поясняют в калининградском отделении белорусского посольства в России, «если мы получим возможность загружать их калийными удобрениями, то таким образом потери от завышенных литовских тарифов будут компенсированы». Естественно, речь идет о перевозке калия на этих судах по минимальным расценкам. При этом «Содружество-Соя» тоже только выиграло бы, поскольку Беларусь высказывает заинтересованность в приобретении соевого и рапсового шрота для производства комбикормов, а впоследствии и биотоплива.
Есть и другой совместный «морской» проект, который тоже обсуждается уже не первый год. Заместитель Ответственного секретаря Парламентского собрания Беларуси и России Владимир Никитин заявил журналистам во время работы постоянно действующего при ПС семинара «Экономическое сотрудничество Беларуси: итоги и перспективы», что вопрос о строительстве глубоководного порта в Калининградской области за счет союзного бюджета с повестки дня не снимается. Сейчас в регионе отсутствует возможность загружать крупнотоннажные суда: действующий в Калининграде порт с морем связан неглубоким каналом. И поэтому регион проигрывает Клайпеде и Вентспилсу, которые могут принимать суда дедвейтом в пять раз больше — до 100 тысяч тонн. Впрочем, проект возведения глубоководного порта (его предполагалось разместить недалеко от города Балтийска) от реализации еще далек.

А вот до того чтобы справиться с другой «болевой точкой», казалось бы, остался один шаг. Речь о пресловутой проблеме НДС, существенно сдерживающей белорусский экспорт в самую западную область России. Дело в том, что на территории Калининградской особой экономической зоны (ОЭЗ) налогом на добавленную стоимость не облагается любая иностранная продукция, кроме... белорусской. Чтобы вникнуть в ситуацию, нужно разобраться в нюансах. А именно: режим ОЭЗ исключает уплату ряда налогов, в том числе на добавленную стоимость, но в российско-белорусском межправительственном Соглашении о принципах взимания косвенных налогов при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг от 15.09.2004 тонкости налогообложения в ОЭЗ не учтены. С одной стороны, федеральное законодательство гласит: неподакцизные товары, ввозимые на территорию особой экономической зоны, не облагаются НДС. С другой – по упомянутому соглашению при ввозе товаров из Беларуси в Россию НДС уплачивается на территории РФ (при этом оговорка «кроме товаров, ввозимых на территорию ОЭЗ» в документе появилась только через три года, но она пока не вступила в силу). А согласно российской Конституции, если федеральный закон вступает в противоречие с международным договором (а таким статусом и обладает соглашение от 15.09.2004), он не применяется. В итоге из-за такого юридического казуса белорусские товары на калининградском рынке часто оказываются неконкурентоспособными.
Межправительственный протокол, призванный решить проблему НДС (она, кстати, касается всех российских ОЭЗ), был подписан еще в марте 2007 года. В Беларуси закон о вступлении в силу этого протокола уже принят, в России – еще нет.
Справедливости ради стоит сказать, что путь калининградского экспорта в Беларусь тоже не всегда усыпан розами. В 2006 году вышел приказ по региональному таможенному управлению «О таможенном оформлении товаров, вывозимых в Республику Беларусь». Согласно этому документу произведенные в эксклаве грузы, предназначенные для белорусов, перестали маркироваться как российские (был отменен режим «выпуск для внутреннего употребления – код 40»). В результате на белорусской границе они получают статус иностранных и должны перевозиться по территории республики под конвоем, а это «удовольствие» не бесплатное.
Все перечисленные проблемы регулярно обсуждаются во время двусторонних переговоров, и, надо думать, будут разрешены.

А вот сотрудничество в строительной сфере все время развивается по нарастающей. Причем увеличиваются не только поставки белорусских стройматериалов, но и «поставки» белорусских специалистов, работа которых получает в Янтарном крае исключительно лестные отзывы. Недаром, когда в области готовились отметить 750-летие Калининграда-Кенигсберга, обновлять город позвали именно белорусов. И теперь улица Александра Невского, в которую перетекает дорога из местного аэропорта «Храброво», неуловимо напоминает столицу Беларуси – фасады стоящих здесь домов выделяются такой же неброской, но оригинальной расцветкой.
Самым крупным объектом, который недавно возвели в эксклаве белорусские строители, является первый энергоблок Калининградской ТЭЦ-2. Кроме того, за последние несколько лет на их счету – первая очередь завода по переработке масленичных культур группы компаний «Содружество-Соя» (сейчас заключен контракт на строительство второй очереди) в городе Светлом, завод по производству гранулированных удобрений в городе Черняховске, комплекс очистных сооружений для Неманского ЦБК... Не случайно калининградский министр по развитию территорий Михаил Плюхин недавно отметил, что благодаря своей безупречной репутации специалисты из Беларуси имеют все шансы выиграть тендер на возведение Балтийской АЭС, которую решено построить в самом западном регионе России.
То, что локомотивом белорусско-калининградских отношений является именно строительная сфера, очень символично. Можно не сомневаться, что у нашего сотрудничества крепкий фундамент.

Ксения РОМАНОВА