Союзное государство

Когда запах прибыли убивает

Когда запах прибыли убивает
Когда запах прибыли убивает

К номеру:   ()


01 Января 2010 года

Проверки ООО «Зеленый патруль» в магазинах Москвы и Санкт-Петербурга показали, что до 90% продуктов питания, входящих в так называемую потребительскую корзину, не соответствуют сертификатам качества, а 80% – опасны для здоровья. Ситуацию комментирует член Комиссии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России по вопросам экологии, природопользования и ликвидации последствий аварий, член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу Николай КОНДРАТЕНКО. – На первый взгляд ответ на вопрос, как такое стало возможным, лежит на поверхности. Если, по статистике, каждый третий человек на планете испытывает дефицит белка, становится ясно, что никто не будет кормить нас качественными продуктами в ущерб себе. Вот и везут в Россию в лучшем случае продукты сомнительного качества, в худшем – опасные для жизни. Почему мы с этим миримся? Да потому, что свой продовольственный сектор экономики практически уничтожили.
Не так давно, например, Москву окружали молочные реки с творожными берегами, а подмосковное дойное стадо было лучшим в Советском Союзе. Сегодня на месте ферм расплодились коттеджные поселки, склады, рынки и тому подобные сооружения. И так по всей стране.
Под лозунгом «Даешь свободу!» мы поменяли все стандарты. В результате вместо качественных продуктов питания получили небезопасные суррогаты: запах прибыли убил у их производителей совесть и здравый смысл. В погоне за прибылью в колбасу, сосиски, сардельки вместо мяса кладут трансгенную сою, крахмал, ароматизаторы, консерванты, красители и так далее. Торговцы на рынках и в магазинах без зазрения совести торгуют мясом, рыбой, птицей далеко не первой свежести. Зачастую их товар опасен для жизни.
Пытаясь как-то исправить ситуацию, в России ввели ГОСТы на молочную продукцию и обязали производителей указывать на пакете, что в нем: молочный напиток или молоко. Но сейчас на этом уже не настаивают: оказалось, что половина россиян давно забыли вкус натурального молока. Да и в Москве его редко встретишь: откуда его набрать на 11-миллионный мегаполис?
Ввозимое в страну молоко зачастую тоже не молоко. Года два назад делегация российских сенаторов поехала в Италию. Мы посетили ЕСовское предприятие – молочный комбинат, который занимается поставкой молочной продукции в Россию, в частности, через одну из дилерских контор Санкт-Петербурга. Оказалось, что в составе поставляемой нам продукции единственным натуральным компонентом оказалась вода! Остальные – порошок, ароматизаторы, наполнители. Это – продовольствие для России и стран третьего мира. Европа его есть не будет.
Вот еще один пример. Год назад члены Совета Федерации побывали в Чили – на совместном предприятии, поставляющем к нам овощи и плоды, в частности черешню. Там ее как раз в это время убирают. В цехе человек 120 в респираторах готовили спелые, хорошие ягоды к отправке: вывалили их в огромное корыто с водой, смывая при этом естественный восковой налет. Без него она начинает портиться через 2 часа. А до потребления – 1,5-2 недели. Спрашиваю – какую химию бросаете в воду? После долгих отнекиваний показали. Ею оказался жесточайший фунгицид для опрыскивания деревьев и растений.
У меня волосы дыбом встали: они же готовую к потреблению продукцию опускают в раствор ядохимикатов, травят наших детей! Потом удивляемся, почему у них нет иммунитета, зато замучили аллергия и дисбактериоз. Раньше у нас 1 человек из 10 тысяч им страдал. Сейчас в аптеках полно всевозможных препаратов от этой болезни: напичканными ядами продуктами питания мы вытравливаем микрофлору кишечника. Дисбактериоз – первое проявление отравления опасными ядами: хлорорганическими, фосфорорганическими, ртутьсодержащими. Они накапливаются в печени, жировых прослойках. В конце концов количество переходит в качество – и онкология.
В советское время в сельском хозяйстве для защиты урожая использовались контактные препараты, которые не проникали в клеточную среду, убивая вредителя или болезнь на покровных тканях листа. Сегодня из-за границы к нам идут системные препараты, убойная сила которых – на уровне боевых отравляющих веществ. Регламенты никто не контролирует, да и сделать это невозможно. Раньше, например, фиксировали, когда агроном взял на складе яд, закрыл наряды на опрыскивание. Теперь делай что хочешь: ни на одном рынке никакого контроля предельно допустимой концентрации ядов, особенно системных, курсирующих в соке растения, а следовательно, присутствующих в плодах, которые мы потребляем, нет.
Можно ли перекрыть путь на наши прилавки опасным для жизни продуктам? Можно – если восстановить свое производство молока или мяса. Но при нынешней государственной поддержке отечественного сельхозпроизводителя на это уйдут десятилетия. И вот почему. Например, из оставшихся на Кубани 160 тысяч коров, а их было 600 тысяч, телятся только 80-85 процентов. Только половина родившихся телят – телочки. Коровой способна стать лишь каждая третья. Остальные окажутся патологически негодными для воспроизводства. Надо бы стадо нарастить, да нечем: потенциала нет. Беда в том, что ценовая политика государства на энергоносители и кредитная политика делают отечественное сельское хозяйство заведомо нерентабельным.
Мы – что Беларусь, что Россия – затратные, холодные страны по сравнению с семеркой, странами, диктующими цены на всем мировом рынке. Не устаю напоминать о том, что если в среднем вся земля получает 31 центнер зерна с гектара, семерка благополучных стран – 68, Англия, Франция, Голландия, Бенилюкс – 86, то Россия – лишь 13-15. При одинаковых затратах совершенно разная прибыль.
О какой конкурентной среде можно говорить! У нас 92 процента сельскохозяйственных земель находятся в зоне рискованного земледелия. Если Америка тратит на отопление квадратного метра жилой площади 55 кВт, то Россия – 418. ЕС дотирует сельское хозяйство на 50 млрд евро, не говоря уж о внутренних скрытых дотациях правительств этих стран. Нам непонятное ВТО запрещает это делать. К тому же на развитие хозяйства в России дают кредиты под 10-15 процентов. Как их возвращать, если, например, отдачу от приобретенной телочки можно ожидать только через четыре года?
На мой взгляд, в первую очередь необходимо менять убойную политику цен на энергоносители и кредитную политику. Вернуться к ГОСТам. Пример в этом можно взять с Беларуси. Вкуснее, качественнее, чище продукции, чем в Беларуси, нигде в мире сегодня нет. Мы, союзные депутаты, там часто бываем. Зайдешь на белорусский рынок и пьянеешь от запаха. Там ГОСТы на молочные, мясные, колбасные изделия остались советские. И уровень дотаций сельскому хозяйству там выше. Они понимают: если вырежут скот, детей нечем будет кормить. Нам о своих детях тоже пора подумать.