Союзное государство

По ком плачут алые маки

По ком плачут алые маки
По ком плачут алые маки

К номеру:   ()


01 Апреля 2010 года

Последнее время в СМИ широко обсуждается, допустимо ли в демократическом государстве принудительно тестировать школьников и студентов на употребление наркотиков или, памятуя о «правах человека», без сопротивления отдать наше будущее на откуп наркодельцам, спонсирующим террор? Чтобы узнать, сколько наших соотечественников, употребляя наркотики, становятся соучастниками террористов, я обратилась к материалам Парламентских слушаний, которые прошли в конце прошлого года в Совете Федерации. Реальная картина оказалась хуже, чем можно было предположить. Впрочем, судите сами. За 20 лет – в 20 раз

По официальной статистике, за последние 20 лет наркомания в России увеличилась в 20 раз, сегодня около 2,5 миллиона россиян наркозависимы. Две трети из них – молодежь в возрасте до 30 лет. Россия стала основным потребителем афганского героина: его употребляет 90 процентов наркобольных или наркозависимых с тяжелыми последствиями.
Экспериментальное тестирование в 120 школах Московской области выявило положительные тесты на наличие наркотиков в организме у 3,7 процента учеников, а год назад было 3,3. Тестирование, проведенное в прошлом году в школах и детских домах Уральского федерального округа, показало, что от 6 до 10 процентов несовершеннолетних (!) – наркопотребители. Из проверенных федеральной службой в различных регионах России 52 развлекательных учреждений в 30 в состоянии наркотического опьянения задержаны 400 человек.

Амурская область – российский «Афганистан»

Как считает директор Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов, наркоэкономика и наркомания в стране зиждятся прежде всего на недопустимо высоком уровне расслоения и дифференциации общества по доходам, что в сочетании с дефицитом достойной организации труда, занятости и высоким уровнем бедности стимулирует маргинализацию и криминализацию населения, когда единственной возможностью для молодого человека «выбиться в люди» нередко становится участие в незаконном обороте наркотиков.
Это наглядно видно на примере сельской наркоэкономики. За последнее десятилетие в России в целом посевная площадь сократилась более чем на треть. Анализ показывает, что заготовкой и переработкой конопли – сырья для марихуаны – и получением из нее более концентрированных гашишных наркотиков в подавляющем большинстве занимаются безработные граждане в депрессивных регионах, хронически не обеспечивающих занятость населения. А фундаментальную возможность для бесконтрольного произрастания конопли дает тот вопиющий факт, что в стране, по данным Счетной палаты, брошено и не обрабатывается до четверти пахотных, наиболее качественных земель, а именно свыше 30 млн гектаров. Абсолютным лидером стала Тыва, где под дикорастущей коноплей занято не менее 30 тыс. гектаров. Ненамного отстали южные районы Сибири, Дальнего Востока. В ряде южных европейских, сибирских и дальневосточных регионов производство наркотической конопли разрослось, по сути, до масштабов национального бедствия.
Показательной в этом плане является ситуация в Свободненском районе Амурской области. Там размер посевных площадей за последние 17 лет снизился в четыре раза – со 107 тысяч до 25 тысяч га. Закономерным следствием деградации сельского хозяйства стала безработица. Из 9 тысяч экономически активных жителей района в последние годы работает всего одна тысяча, то есть менее 10 процентов. Остальные 90 процентов в лучшем случае занимаются натуральном хозяйством, в худшем – заготовкой и сбытом конопли, чтобы прокормить себя и свою семью. Заработная плата работающих в среднем не превышает 7 тыс. рублей в месяц, что также толкает людей, особенно молодежь, к преступным формам поиска заработка.
20 лет назад Амурская область удовлетворяла 80 процентов потребности Советского Союза в сое. Сегодня из соевого превратилась, по сути, в конопляный кластер, что во многом обусловлено уменьшением за последние 20 лет посевных земель более чем в 2,5 раза. Если в 1985 году в обработке было 1,7 млн гектаров, то сейчас не засевают и 700 тысяч. Ежегодно там появляется до 2,5 тыс. гектаров дикорастущей конопли с исключительно высоким содержанием алкалоида, так называемого тетрагидроканнабинола. При таких тенденциях бывшая житница Дальнего Востока рискует превратиться в наш отечественный Афганистан. С теми или иными вариациями ситуация является типичной и для других регионов нашей страны.
К сожалению, констатирует Виктор Иванов, возможности технического мониторинга с использованием технических и космических средств сегодня крайне ограничены. За пять лет реализации Федеральной целевой программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005-2009 годы» Роскосмос так и не представил ни одного фотоснимка наркоплантаций в нашей стране.

Сырьевая экономика сажает молодежь на иглу

Ситуация в сельском хозяйстве отражает положение в реальном секторе в целом. В первую очередь это касается молодежи, которая, оставаясь невостребованной обществом, не имея возможности реализовать свои таланты и образование, ищет асоциальные формы существования. Это – прямой путь к наркотикам. Обеспечение востребованности и капитализации интеллекта требует серьезного пересмотра социально-экономических подходов и методов изменения экономической ситуации в государстве, а также изменения законодательства.
Действующее законодательство обеспечивает наивысшую рентабельность и прибыли в сырьевом секторе и в сфере обращения, оставляя за скобками доходность и экономическую целесообразность деятельности работников науки и образования, где и концентрируется интеллектуальный потенциал. Разумная трансформация экономических условий, направленная на обеспечение равной доходности добывающих и торговых секторов с высокоинтеллектуальными и высокотехнологичными производствами, обеспечит режим наибольшего благоприятствования «умной экономике», о чем говорит наш президент. Поэтому, убежден В. Иванов, главная профилактика наркомании лежит в фундаментальной структурной перестройке российской экономики.

Бороться за каждого

В ситуации депопуляции в стране борьба должна вестись за каждого человека. Главная задача государства – оторвать наркоманов от привычной среды и вернуть к полноценной жизни. Поэтому система реабилитации предполагает не только спасение наркозависимых, их трудоустройство, но и уничтожение инфраструктуры сбыта наркотиков, поскольку наркоманы, в том числе пролеченные, как правило, зарабатывают на новую дозу розничной продажей наркотиков. Поэтому нам нужна федеральная сеть реабилитационных центров. Только объединив усилия государства, общества и бизнеса, можно решить проблему кардинально, не давая сомнительным организациям, тоталитарным сектам и полубандитским структурам втягивать в свою деятельность наркозависимых людей. Наркоманами становятся дети и из бедных, и из богатых семей, независимо от профессии и социального положения.
Много вопросов у борцов с наркоугрозой и к законодательству в сфере антинаркотической политики. Как считает Виктор Иванов, системно проблемой наркотизации в стране никто не занимался, а правоприменение законодательства в этой сфере требует, мягко говоря, серьезного анализа. В России доля условных наказаний по наркопреступлениям – 47 процентов. 56 процентов содержателей наркопритонов получают условные наказания, то есть отпускаются на свободу. В Амурской области, например, в прошлом году из 324 преступников 177 осуждены условно, несмотря на то что 80 из них совершили тяжкие и особо тяжкие преступления.

Наркодоллары реинвестируют в терроризм

Одна из самых тяжелых проблем не только для России, но и для человечества в целом – афганское наркопроизводство, достигшее планетарных масштабов. По статистике, от злоупотребления производными опия в России ежегодно умирает до 30 тысяч человек, в самом Афганистане – 100 тысяч. В 40 странах – членах НАТО от передозировки героина каждый год гибнут 10 тысяч человек, что в 50 раз превышает среднегодовые военные потери альянса в ходе афганской операции. Есть данные, что с момента ввода в Афганистан американских союзников количество производимых там наркотиков выросло в 42 раза. Сегодня в ИРА производят более 8 тысяч тонн опиума, или свыше 90 процентов его мирового производства, героина – в два раза больше, чем 10 лет назад во всем мире. 185 тонн, или 20 процентов, опиумного мака выращивается на территории, контролируемой бывшими бойцами Северного альянса – теми, кто поддерживает американцев и их союзников.
Одна из самых влиятельных американских газет «Нью-Йорк таймс» опубликовала статью, в которой основным наркодилером страны назван родной брат Хамида Карзая – Ахмад Вали Карзай. Он контролирует значительное количество наркотиков на стыке провинций Гильменд и Нангархар.
А в 2000 году мулла Омар, лидер движения Талибан, специальной фетвой издал указ, запрещающий выращивание опиумного мака. В 2001 году на территории, подконтрольной этому движению, урожая вообще не было.
Сегодня доля Талибана в наркоиндустрии, рассчитанная Организацией Объединенных Наций, подтвержденная Комитетом по международным делам Конгресса США, составляет 0,2 процента от всех наркодоходов.
К сожалению, в новой стратегии США заявлено нежелание уничтожать плантации опиумного мака в Афганистане, поскольку эта идея якобы неэффективна и трудозатратна. Такая позиция противоречит требованиям политической декларации Генеральной Ассамблеи ООН, принятой в 1998 году, где мировое сообщество признает приоритетом именно уничтожение наркосодержащих растений.

КСОР ОДКБ – на борьбу с наркоугрозой

Как известно, наиболее эффективная борьба с наркотиками ведется там, где они произрастают и производятся. В России уничтожение конопли на корню в прошлом году позволило избежать передачи в незаконный оборот до 16 тыс. тонн марихуаны, в то время как из незаконного оборота правоохранительными органами изъято около 40 тонн. Это показывает, что искоренение посевов в 400 раз продуктивнее борьбы с последствиями незаконного оборота наркотиков. В Колумбии перехватывают и уничтожают 37 процентов продукции. А в Афганистане – менее 1,3 процента!
Бороться, например, с героином на нашей огромной территории, не имея хорошо оборудованной границы с Казахстаном, а это 7 тысяч километров, практически невозможно, уверен член Комитета Государственной Думы по международным делам Семен Багдасаров. Он убежден, что это надо делать на дальних подступах к российским границам: там, где наркотики производятся – в Афганистане и на территории граничащих с ним стран, по которым проходят основные транзитные пути. Первым в списке стоит Таджикистан. Из 2500 километров бывшей советско-афганской границы 1443 приходится именно на Таджикистан. Более 700 – трудно контролируемый участок даже в период нахождения советских погранвойск – это Горный Бадахшан, Памир. Еще 170 километров – очень хорошо оборудованная граница с Узбекистаном и около 900 километров – туркменская граница.
С Таджикистаном и Узбекистаном у нас безвизовый режим. Это значит, что через границу с ними можно беспрепятственно, в огромных количествах транспортировать наркотики, чем и пользуются некоторые граждане этих государств. Как быть в этих условиях? Во-первых, вспомнить, что между государствами СНГ есть соглашение о безвизовом режиме, его 4-й пункт гласит: государство, здоровье и безопасность граждан которого подвергаются угрозе, имеет право ввести ограничения по безвизовому режиму. И если, по данным ООН, в России каждый год гибнут 30-40 тысяч человек из 100 тысяч в мире – таких потерь мы не несли со времен Великой Отечественной войны – разве не настало время ввести ограничение на безвизовый режим с тем же Таджикистаном?
Во-вторых, считает депутат, союзникам по ОДКБ, в том числе Таджикистану, Киргизии, необходимо предложить алгоритм решения этой проблемы. В-третьих, почему бы в борьбе против наркоугрозы не применить возможности Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ? Ведь наркотрафик сегодня – один из важных источников финансирования боевиков, дестабилизации обстановки в самом Афганистане и в соседних с ним государствах.
По мнению депутата, вокруг Союзного государства необходимо создать защитный пояс. Силы КСОР ОДКБ разместить на основных направлениях наркотрафика, проходящего по территории Таджикистана, – в Горном Бадахшане и в городе Ош. Там наркотрафики смыкаются, и наркотики многотонными фурами, железнодорожным транспортом идут на север, в Казахстан, а потом в Союзное государство.
Стратегия государственной антинаркотической политики подразумевает более активное отстаивание интересов России во внешней сфере. Реальным вкладом было бы создание целевых донорских программ помощи со стороны России странам транзита наркотиков, а также участие сил оперативного реагирования в рамках Организации Договора о коллективной безопасности. Крайне важно консолидировать позиции стран – участниц ШОС, ОДКБ и иных наших партнеров в признании афганского наркопроизводства угрозой международному миру и безопасности и обеспечить принятие необходимого решения по этому вопросу на заседании Совета Безопасности ООН, уверен Семен Багдасаров.