Союзное государство

Нужна единая позиция

Нужна единая позиция
Нужна единая позиция

К номеру:   ()


01 Июля 2010 года

Российско-белорусские отношения нынешним летом стали темой номер один в отечественной и зарубежной прессе. Прозвучало немало спекулятивных суждений о кардинальных изменениях в стратегических планах двух стран, строящих Союзное государство. А каковы наши отношения на самом деле? В эксклюзивном интервью «СВ» на вопросы редакции отвечает заместитель Председателя Парламентского Собрания Союза Беларуси и России, член Комиссии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России по законодательству и Регламенту, первый заместитель Председателя Совета Федерации Российской Федерации Александр ТОРШИН. – Александр Порфирьевич, пресса много внимания уделила конфликту Беларуси и России по поводу цен на энергоносители. Со стороны казалось, что мы разругались всерьез и надолго. А как вам видится эта ситуация и выходы из нее?
– Мне импонирует манера вести полемику Президента Беларуси Александра Лукашенко. Когда возникла сложная ситуация с газом, я, как и многие другие российские парламентарии, получил личное письмо Президента, в котором он изложил свое видение ситуации – уважительно и ясно. У него есть свои аргументы. У нас тоже. Я обязательно их изучу и отвечу. Уверен, что он мое письмо прочитает. Я также убежден, что и на самом высоком уровне диалог вполне возможен и необходим. Более того, как заместитель Председателя Парламентского Собрания Союза Беларуси и России могу сказать, что за восемь лет ни одной конфликтной ситуации с белорусскими депутатами у нас не было вообще. Даже когда мы обсуждали острые темы или сложные вопросы по бюджету. По всем вопросам всегда вырабатывали единую позицию. Таких многогранных отношений, как с Беларусью, ни с одним другим государством у России нет. Есть недоразумения, которые носят скорее не политический, а организационный характер. На нас, возможно, убаюкивающе действует понимание того, что мы, даже если что-либо не сделаем сегодня, сделаем завтра, послезавтра, а то и после отпуска. То есть бытовую психологию переносим на межрегиональные, межгосударственные отношения. Но ведь даже срочные дела можно или откладывать до бесконечности, или сделать. Понятно, что в мире господствует конкуренция. Но благодаря интеграции и кооперации две страны могут сделать то, что не сделает одна. Так стоит ли устраивать войну российских товаров против белорусских? Не лучше ли, объединившись, выступить против европейских?
– В каких сферах сотрудничество Беларуси и России наиболее успешно, а какие направления вы считаете проблемными?
– На мой взгляд, мы во всех сферах сотрудничаем активно. В Советском Союзе Беларусь была огромным сборочным цехом. Сегодня эту роль она играет в Союзном государстве. Мы удачно сотрудничаем в правоохранительной сфере, борьбе с терроризмом, наркотрафиком. Причем для тех, кто занимается преступной деятельностью, связка Беларусь – Россия особенно опасна.
Где мы не дорабатываем? Меня, например, не устраивает информационная политика. Она не сбалансирована. На российских каналах нет позитивной информации о том, чем живет и дышит Беларусь, как складывается работа общественных организаций. Российским СМИ, по-видимому, интереснее говорить о неприятностях. В Беларуси, похоже, то же самое: сообщить о том, что в России опять что-то взорвали, гораздо интереснее, чем рассказать об успехах соседа. Это общая болезнь XXI века.
Будь моя воля, я бы на пятой кнопке сделал белорусский новостной канал – смотрите, россияне, что происходит в Беларуси. Газеты в эпоху Интернета не так интересны, но хотелось бы, чтобы на их страницах было больше региональной информации, а не только столичных новостей из Москвы и Минска. В России – 83 субъекта Федерации. Когда, например, последний раз делегацию Беларуси видели на Чукотке? Думаю, еще при советской власти. А когда ко мне в Марий-Эл приезжала белорусская делегация? Разве что на инаугурацию Президента республики. А ведь это один из картофельных районов России.
Беларусь вполне могла бы экспортировать в Россию высокую культуру – я имею в виду высокую культуру инженерных кадров, квалифицированной рабочей силы и специалистов. В моем округе, например, строится фанерный завод. Как мы мучились с местными кадрами! А приехала бригада белорусов, заключила контракт на 4 года – и все увидели: это асы. Рядом с ними и наши стали лучше работать. А вместо этого мы нанимаем сварщиков из Таджикистана – носителей совершенно другой культуры, вероисповедания, что раздражает местное население. У них высокая рождаемость, и в стране постепенно меняется этнический баланс.
Следующая недоработка – транспортная инфраструктура. Современнейший аэропорт в Минске, даже на мой, непросвещенный взгляд, еле загружен. А ведь рейсы Беларусь – Россия должны быть более частыми и дешевыми. Понимаю, что все зависит от экономики. Но почему бы не сделать туристический чартер, как, например, в Турцию? Даже вопросы тарифов можно решить: в российско-белорусских отношениях нерешаемых вопросов нет: просто надо больше слушать друг друга. Так что, думаю, интеграцию необходимо развивать и на центральном, и на межрегиональном уровнях, не ожидая рекомендаций центра, высоких просьб и поручений.
Недорабатываем мы и в молодежной политике. Молодежный обмен должен быть больше. В СССР, например, дети мечтали побывать в Москве и Ленин-
граде. А мне бы хотелось, чтобы наши ребята обязательно съездили в Минск, побывали в Брестской крепости. Можно много говорить о 65-летии Великой Победы. Она действительно великая – но великая для нас. А для тех, кому пятнадцать, война до конца непонятна. А если бы они походили по Брестской крепости, потрогали камни своими руками – тогда и восприятие истории было бы совершенно иным. Надо помнить, что первой, кто принял вражеский удар, была Беларусь, она и пострадала больше всех. После такой экскурсии не надо было бы никого ни учить, ни убеждать ни в чем. Мы с Беларусью вообще в привилегированном положении находимся, но совершенно его не используем. Конфликтного слоя между нашими народами и культурами нет. Все очень органично. Да, действительно получилось так, что Беларусь и Россия стали суверенными государствами. Но сегодня весь мир идет к интеграции. Поэтому и нам от «заборостроения» – таможенного, налогового и прочего – надо отказываться. Существует Союзное государство. Значит, у нас родственников 150 миллионов. Если Украину добавить – будет почти 200. Кто нам запрещает объединиться? Никто. Надо внимательнее слушать голос разума и сердца.
Не устраивает меня и наше взаимодействие на международной арене. Здесь мы могли бы взаимодействовать теснее, активнее, чем сейчас, чтобы была видна единая позиция. Особенно на территории СНГ. Когда «нападают» на Беларусь, нашего главного партнера, Россия должна ясно выражать свою позицию, а не делать вид, что нас это не касается, в том числе – когда идут нападки на руководство республики. Точно так же, когда начинают «наезжать» на Россию, и Беларусь могла бы быть гораздо активнее. Тогда будет ясно, что в таких важных вопросах мы идем рядом.
– Если речь зашла о мировом сообществе, что вы можете сказать о международной репутации Союзного государства?
– К сожалению, на международном уровне я никаких высказываний в адрес Союзного государства не слышал. Могу сказать, что на региональном уровне отношение к Союзному государству хорошее. Это полезное дело наверняка послужит межрегиональной интеграции. Качественные и недорогие белорусские товары в регионах пользуются большим спросом. А репутация на международной арене – завоевывается. И чтобы ее заслужить, надо выступать вовне действительно как единое Союзное государство. Пока же в вопросах внешней политики мы не всегда солидарны. Возьмем, например, события в Киргизии: у России своя позиция, у Беларуси – своя. То же и на территории СНГ. Но ведь Беларусь и Россия – системообразующее ядро. Как только в Союзном государстве происходят позитивные вещи, остальные мгновенно интересуются: а где наша «часть поляны»? Тут же появляется Казахстан, Киргизия, Армения: «Союзное государство – это неплохо». Так что если у нас все будет хорошо, остальные присоединятся. Так и Советский Союз строился: первое объединение было с Белоруссией. В СНГ мы тоже могли бы быть системообразующим ядром, но к этому надо быть готовыми. Парламентское Собрание должно иметь свою позицию, реагировать на все значимые события, происходящие в мире. Сегодня оно собирается два раза в год – рассматривать и утверждать бюджет и вопросы, связанные с ним. Огромный потенциал союзных парламентариев не используется. С Союзным государством, на мой взгляд, начнут считаться тогда, когда мы будем выходить на внешнюю орбиту с единой позицией, выступать с совместными заявлениями по значимым событиям. Тогда мировое сообщество поймет: Союзное государство состоялось.
– Несмотря на большую загруженность, вы нашли время побывать на «Славянском базаре в Витебске», участвовали в Дне Союзного государства. Какое впечатление оставила у вас эта поездка в Беларусь?
– Международный фестиваль искусств – один из крупнейших культурных проектов Союзного государства, которое участвует в его подготовке, финансировании и проведении с 1998 года. Я и не предполагал, что почти за 20 лет он приобретет такую популярность: ни на поезд, ни на самолет достать билеты мне не удалось. Пришлось добираться до Витебска на автомобиле. Добрался быстро и без проблем, почти как к себе на дачу – без границ и таможен. Ехал и понимал, что еду по своей стране. Думаю, в СНГ так должно быть везде, и тогда Европа нам позавидует.