Союзный спорт

В созвездии «Ориона»

Путь к большим рекордам начинается с соревнований во дворе
В созвездии «Ориона»
В созвездии «Ориона»

К номеру:  51 (406)


09 Ноября 2011 года

Спортивно-досуговый центр «Орион» – один из старейших в Москве. Он существует почти четверть века в историческом сердце российской столицы – Замоскворечье. В спортивных секциях и кружках здесь бесплатно занимаются почти двести ребят, начиная с пятилетнего возраста. Каждый день просторные залы и комнаты «Ориона» наполняются оживленным гомоном окрестной детворы.

Январь 2007 года можно считать датой второго рождения «Ориона». К тому времени вступил в силу Федеральный закон №53, согласно которому все полномочия передавались местным муниципалитетам. В результате «Орион», как и тысячи других подобных центров в разных уголках страны, из государственного учреждения при местном ЖЭКе (со всем из этого вытекающим) превратился в учреждение муниципальное. Другой статус – другое финансирование.
– Сразу изменилось очень многое, – рассказывает директор  спортивно-досугового центра «Орион» Павел Емельянов. – Начать хотя бы с того, что благодаря местному муниципальному собранию был проведен ремонт на два миллиона рублей. Честно сказать, помещение центра находилось в то время в плачевном состоянии. Деревянные полы в залах сгнили и проваливались. Стены везде были обшарпанными. Потолки – грязно-желтые в паутине разводов. Так что ремонт был жизненно необходим, чтобы ребята приятно и комфортно могли заниматься. Кстати говоря, на мой взгляд, существует прямая зависимость между состоянием помещения и его посещаемостью. Не думаю, что родители с большой охотой приводили сюда ребят, если бы залы имели, как раньше, не совсем презентабельный вид. Зато теперь совсем другое дело.  Скажу больше – многие родители, которые сами в детстве занимались в «Орионе», теперь приводят к нам своих детей.
– Получается, у вас вообще нет никаких трудностей?
– Не могу сказать, что все идет как по маслу, но и каких-то гигантских проблем за это время тоже не возникало. Дело в том, что мы работаем в очень плотном контакте с нашим муниципалитетом и муниципальным собранием. Между нами существует полное взаимопонимание по всем ключевым вопросам.  Они – наша голова, мы – тело. Они думают, мы исполняем. Центр достаточно неплохо оснащен – инвентарь, компьютерная техника. Что касается непосредственно содержания помещения, то многое также оплачивается из бюджета. Но есть, конечно, и ограничения. Мы работаем на основе закона. А в бюджетном законодательстве четко сказано, на что можно тратить деньги, на что – нет. Допустим, при проведении турнира на спортивной площадке медали и кубки для победителей мы приобрести можем. А вот, скажем, водичку для ребят в 30-градусную жару купить за бюджетные деньги я уже не имею права. Для этого мы или свои средства тратим, или привлекаем спонсоров.
– В центре, насколько я знаю, действует почти десяток секций и кружков?
– Это – ушу, карате,  капоэйра, йога, атлетическая гимнастика, шахматы, студия современного танца «Камелия», кружок живописи.
– А какая из спортивных дисциплин наиболее популярна среди ребят?
– Думаю, что карате. Шахматы?  Ну, сегодня шахматы не столь притягательны, как в прежние годы.
– Шевелить мозгами ребятам стало лень? Или еще почему-то?  
– Дело, мне кажется, не в лени, а в доступности шахмат благодаря Интернету. Чтобы сыграть партию с интересным соперником, теперь не надо куда-то ходить: компьютер включил – и играй с кем хочешь. Соперников полмира.  
– А секция капоэйры как у вас появилась? Ведь для России это довольно экзотический вид единоборств.
– Стартовая инициатива принадлежала мамам двоих наших воспитанников. Они сами занимаются капоэйрой в другом клубе. Познакомили меня с тренером. И мы решили попробовать ее у себя. Ребята ходят, им нравится, хотя, конечно, на занятиях по карате народу собирается значительно больше. Капоэйра – штука тоже очень увлекательная, думаю, что мальчишки ее просто пока не распробовали.
–  На ваш взгляд, почему ребят всегда так привлекают именно единоборства, карате то же самое?
–  Факторов несколько, включая возможность при необходимости постоять за себя. Но прежде всего это – внутренняя дисциплина. В этом вопросе я полностью поддерживаю изречение знаменитого философа: «Ничто так морально не развращает человека, как отсутствие физических нагрузок». В тренажерный зал ребятам еще рано – организм их еще не готов к «железным» нагрузкам. А в единоборствах как раз работает тело – гибкость, выносливость, тренировка центральной нервной системы. То есть все то, что нужно для гармоничного развития растущего человека. Ведь главная задача таких центров, как наш, не рекорды с медалями, а привлечение ребят к занятию спортом, чтобы они не болтались по улицам, а занимались полезным делом. Полезным для них же самих. У нас ребята постигают азы той или иной спортивной дисциплины. Если мы видим, что ребенок действительно одаренный, то направляем его в спортшколу, где он сможет расти и совершенствовать свои задатки уже на более основательном уровне. Чуть раньше вы меня спрашивали о проблемах. Проблема, по большому счету, только одна, но с ней мы сталкиваемся постоянно. Дело в том, что наш центр в течение года организует для ребят, живущих в нашем районе, соревнования по разным видам спорта – стритболу, мини-футболу, легкой атлетике. Соревнования проходят на площадках прямо во дворах. И на каждое такое мероприятие тренеры весь необходимый инвентарь вынуждены таскать, что называется, на собственном горбу. Туда и обратно. С другой стороны, понятно, что у каждой площадки кладовку для инвентаря не построишь.  
– А как вообще ребята попадают в «Орион»? Родители приводят или вы сами ходите по окрестным школам и рассказываете ученикам о центре, приглашаете их на занятия?
– Вариантов много. Кого-то приводят родители. Затем – Интернет: наш собственный сайт, плюс у нас есть страничка на сайте муниципалитета. Также информация о центре постоянно публикуется в окружной газете. В школах мы много работаем: в помещении центра такой возможности нет, поэтому занятия по баскетболу, волейболу, мини-футболу, настольному теннису наши тренеры ведут в трех школах района, с которыми у нас есть соответствующие договоры. Плюс, разумеется, сарафанное радио. Вот так ребята попадают в «Орион».
– К режиму требования жесткие, например, по части курения? Попадись вам с сигаретой кто-то из ребят, что сделаете?  
–  Лекцию ему прочитаю, как минимум, ну и родителям, конечно, сообщим.
–  Родителям обязательно?
– Я сказал об этом скорее гипотетически. За все то время, что я руковожу центром, еще не было случая, чтобы мальчик или девочка 12-14 лет стояли возле «Ориона» с сигаретой. Поэтому сообщать родителям о чем-то не было повода. Хотя я сам – отец. И был бы только благодарен, если кто-нибудь, увидев моего сына в двенадцать лет курящим, мне бы об этом сказал. Конечно, не факт, что мои последующие действия дали бы сиюминутный эффект, но что-нибудь я обязательно предпринял. Как минимум, попытался бы сыну кое-что объяснить.
– Ремнем по попе?
– Нет, зачем. Вообще ни разу ремнем по попе ему не давал и вроде не планирую. Достаточно слов.
– Считаете, что в двенадцатилетнем возрасте просто слова могут дойти до адресата?  
– Почему нет. До меня же в детстве они доходили. Мама мне многие вещи говорила – я к ней прислушивался. Так что и просто слова очень часто могут быть эффективными.
– А голос для этого обязательно повышать?
– Голос – инструмент очень острый и повышать его тоже можно по-разному. Все зависит от ментальности. Если напрягаешь связки, чтобы акцентировать свою мысль, добавить ей строгости,  – это одно. А если чтобы унизить или оскорбить – совсем другое.  И в общении с детьми этот второй вариант, считаю, категорически исключается.
– Скажите, среди ребят, занимающихся в вашем центре, есть так называемые трудные подростки?
– Да, есть. Восемь человек по направлению муниципалитета. Ходят, занимаются, особо никаких проблем.
– Совсем никаких?
– С ребятами – нет. А вот с девочкой одной – история целая.
– Что-нибудь серьезное?
– Когда жизнь человека идет наперекосяк – это всегда серьезно. Ее к нам привела бабушка. С первых занятий педагоги подметили в девочке божью искру – очень живая, пластичная, великолепно чувствует музыку. Она стала лучшей солисткой в нашей танцевальной студии «Камелия». Но потом бабушка, которая, по существу, ее растила, умерла и девочка оказалась предоставленной самой себе. Не только к нам прекратила ходить, она и школу перестала посещать.
– А как же мать с отцом?
– Отец от них ушел еще раньше. А мать, к сожалению, человек пьющий, живет с каким-то мужиком на даче, квартиру московскую они сдают. Соответственно, ребенку деться некуда. «Пусть живет с нами на даче», – заявляет мать. «А в школу ей оттуда как ходить?» – «А пусть не ходит, подумаешь». Вот и весь разговор. К сожалению, встречаются еще такие родители. Орган опеки и попечительства в нашем муниципалитете активно занимается судьбой этого ребенка. И в приют ее определяли, потому что она жила с молодым человеком старше нее и также не внушающим доверия. И родители наших ребят старались помогать. Был период, когда она вообще пропала, больше месяца нигде не могли ее найти. Как она, что с ней? Потом, слава Богу, ее увидел на улице один из родителей, и мы сразу сообщили в муниципалитет. Потихонечку, думаю, ситуация наладится. Во-первых, она сама становится взрослее – ей уже почти шестнадцать. Детская дурь из головы должна все-таки выветриться. И постепенно, благодаря усилиям работников муниципалитета, она начнет возвращаться к нормальной жизни. Если в будущем она решит вернуться в «Орион», наши двери для нее всегда открыты…
Беседовал
Борис ОРЕХОВ
Фото Юрия СТРОКОВА