Союзный спорт

Красавец на поле и в жизни

Красавец на поле и в жизни
Красавец на поле и в жизни
Минское «Динамо» возрождается. Впервые за 10 лет команда реально претендует на «золото» чемпионата Беларуси, навязав борьбу бессменному лидеру – БАТЭ
Самое время вспомнить тех, кто ковал славу этого легендарного белорусского клуба. Минское «Динамо» возрождается. Впервые за 10 лет  команда реально претендует на «золото» чемпионата Беларуси, навязав борьбу бессменному лидеру – БАТЭ. Самое время вспомнить тех, кто ковал славу этого легендарного белорусского клуба.
   
Одним из самых ярких защитников минского «Динамо» за всю его историю был Хуан Усаторре, которого товарищи по команде звали Иваном. Будущая звезда белорусского футбола родился в Москве в 1941 году, буквально за два месяца до начала Великой Отечественной войны. Родители Хуана приехали в СССР из Испании в 1939 году, спасаясь от преследований франкистов. Тогда они и познакомились. Отец Хуана – Ройо Марселино Усаторре, боевой подполковник, командовал дивизией в Республиканской армии. Мать стрелять не стреляла, но, будучи сподвижницей легендарной Долорес Ибаррури, активно поддерживала товарищей по оружию. Кстати, коллеги иногда неправильно указывают вторую фамилию Хуана Усаторре – Кановал. На самом деле фамилия его матери Марии была Кановас, которая потом была замужем за известным испанским поэтом, писателем и переводчиком Сезаром Муньосом Арконадой и почти четверть века – до возвращения на родину в конце 70-х годов прошлого века – работала главным редактором испанского издания журнала «Советская женщина».
   
С детских лет, как и многие мальчишки, Хуан увлекся футболом. Азы игровых наук проходил в знаменитой Футбольной школе молодежи (ФШМ), которая дала советскому и российскому футболу олимпийских чемпионов Дмитрия Харина и Юрия Савичева, чемпионов и вице-чемпионов Европы Валерия Воронина, Виктора Шустикова, Геннадия Гусарова, Игоря Численко, а также Михаила Гершковича, Сергея Кирьякова, Игоря Колыванова, Марата Измайлова и многих других известных игроков.
   
Футбольные университеты Хуана начались в московском «Спартаке», в котором он в 1959 году провел один матч за дублирующий состав, затем играл за команду «Каучук» ярославского завода «Резинотехника». А в 1961 году подающего надежды футболиста Александр Загрецкий приглашает в могилевский «Химик», выступавший в классе «Б» чемпионата СССР. Московский испанец настолько удачно проявил себя в Могилеве, что по окончании сезона вместе с Владимиром Гремякиным получает предложение от руководства минской «Беларуси», игравшей в высшей лиге чемпионата СССР, переехать в белорусскую столицу. Видимо, решающим аргументом для такого перехода стала победа «Химика» над «Беларусью» в товарищеском матче.
   
В минской команде, которой в 1963 году вернули название «Динамо», Хуан Усаторре провел лучшие свои годы. Стал бронзовым призером чемпионата СССР и финалистом Кубка СССР. Тренеру Александру Севидову удалось подобрать состав, который мог обыграть любого соперника. Особенно почему-то доставалось московским клубам, у которых минчане регулярно отнимали турнирные очки.
   
Усаторре играл в защите вместе с такими звездами белорусского футбола, как Игорь Ремин, Эдуард Зарембо и Иван Савостиков. По отзывам тех, кто видел игру этих футболистов своими глазами, это была одна из самых непроходимых линий обороны советского футбола тех лет. Неслучайно Ремина и Зарембо даже привлекали к играм сборной СССР. Надежная защита в сочетании с активной и агрессивной атакой, на острие которой действовали неутомимые голеадоры Эдуард Малофеев и Михаил Мустыгин, и приносили успех команде. Позже Иван Савостиков так вспоминал об игре Усаторре: «Мы его звали – Красавец. Надежнейший защитник, выиграть у которого верховую борьбу было почти невозможно». Непроходимый белорусский редут Ремин – Зарембо – Усаторре – Савостиков вместе с вратарем Альбертом Денисенко в сезоне 1963 года из 38 игр 22 сыграл «на ноль». «Белорусские асы воздуха» – так окрестила минскую оборону пресса.
   
Хуан Усаторре действовал на месте свободного защитника. Играл, по мнению специалистов, красиво, вдумчиво, тонко чувствовал позицию. При этом внешне сохранял абсолютное спокойствие, как бы присматривая с высоты своего роста за тем, что делают на поле партнеры и соперники. Действительно, имея рост 182 см, Хуан был в ту пору одним из самых высоких футболистов СССР. Почти на всех сохранившихся командных снимках испанский мачо выше всех.
   
Однако Хуан мечтал о сборной СССР, куда попасть было архисложно. Наилучшими стартовыми площадками для такого прыжка были Москва и Киев. Видимо, поэтому наш герой в 1966 году вернулся в Белокаменную – в «Торпедо». Был вариант попасть в «Спартак», однако не получилось, футбольное начальство не разрешило. Интересно, что четверо из пяти самых известных испанцев, игравших в высшей лиге чемпионата СССР, – Августин Гомес, Немесио Посуэло, Хосе Варела и Хуан Усаторре – в разные годы выступали именно за «Торпедо».
   
Сезон 1966 года начался великолепно и для команды, и для Усаторре. Торпедовцы дошли до финала Кубка СССР, а испанца пригласили в сборную, которая готовилась к чемпионату мира в Англии. Он даже сыграл в нескольких неофициальных матчах и был в заявке на мировое первенство. Однако в Англии ему сыграть не довелось.
  
Такой исход самым печальным образом отразился на дальнейшей карьере игрока. До этого ни разу не нарушивший режим Усаторре все чаще стал грешить общением с напитками. В итоге следующие два сезона он провел уже в «Локомотиве», который отчаянно боролся за выживание в высшей лиге.     
   
В 1969 году футболист перешел в кировоградскую «Звезду», выступавшую во второй группе класса «А» союзного первенства. Но из-за неладов с дисциплиной покинул команду уже в начале сезона. Футбольную карьеру закончил в 1970 году в команде завода «Фрезер», в той самой, где начинал свой путь в большой футбол  легендарный Эдуард Стрельцов...
   
В середине 80-х Хуан Усаторре уехал в Испанию, где умер в Барселоне в 1989 году.