Союзный спорт

Греко-римляне едут в Витебск

В Витебске уже много лет проходит Открытый республиканский турнир по греко-римской борьбе...
Греко-римляне едут в Витебск
Греко-римляне едут в Витебск

Текст:  Эльвира ГАММ

К номеру:  25 (616)


11 Июня 2015 года

Ключевые слова:
борьбаВитебсктурнирИгорь Каныгининтервью
...на призы заслуженного мастера спорта, многократного чемпиона мира, Европы и СССР, серебряного призера московской Олимпиады Игоря Каныгина. Турнир собирает молодежь из Беларуси, России и других стран, мечтающую повторить славные достижения одного из самых титулованных белорусских борцов, с которым встретилась корреспондент «СВ». 

– Игорь Владимирович, а с чего начинался ваш путь на Олимп?

– Однажды посмотрел великолепные фильмы о борьбе и борцах: «Борец и клоун» про Ивана Поддубного и «Чемпион». Естественно, всем мальчишкам хотелось походить на силачей-киногероев. А когда я был в пятом классе, старшеклассник Николай Хитряков из нашей школы выиграл первенство Советского Союза среди юношей по классической борьбе. Еще одной легендой витебской улицы Гагарина был Виктор Исаков. О ребятах много говорили, все ими восхищались. Я был подвижным, энергичным ребенком, поэтому тоже решил попробовать свои силы на борцовском ковре. Так судьба свела меня с великолепным наставником, заслуженным тренером СССР Владимиром Николаевичем Изопольским. 

– Как родители отнеслись к вашему спортивному выбору?

– Мама у меня была очень образованная женщина: кроме русского знала польский, литовский, немецкий языки и идиш. Она, конечно, хотела, чтобы я больше времени посвящал учебе. Но мое желание заниматься борьбой все же победило. И она согласилась с моим выбором. 

– Вы коренной витебчанин? 

– После войны родители жили в Литве, папа был партийным работником. Там я и родился, а спустя пять лет семья переехала в Витебск. Мама – коренная витебчанка, и по маминой линии все семейные корни связаны с витебской землей. И сегодня все самые близкие мои люди живут в Витебске. А папа родом из российской деревушки Вязовая, что в Саратовской области. Правда, почти всех родственников по линии отца судьба раскидала по свету. Один из его братьев, например, служил на советско-китайской границе, а после конфликта на острове Даманский поселился в Гродно. 

– Когда вы поняли, что можете на равных соревноваться с сильнейшими борцами планеты?

– Однажды зимой мы ехали на чемпионат СССР и разговаривали о том, у кого больше шансов взять «золото». Дошли до моей весовой категории, а фамилию Каныгин никто не вспомнил. И тут уж у меня невольно вырвалось: «Нет, ребята, как хотите, но выиграю я!» И – выиграл. В общем, с этого и начинается победа. В тебе самом сначала должен родиться чемпион. Произойти эмоциональный взрыв, который поможет тебе совершить, казалось бы, невозможное. 

– Что давалось тяжелее всего? 

– Из турниров самый трудный – это Олимпиада. После ее завершения от пережитых нагрузок – и физических, и эмоциональных – меня долго мучили страшные головные боли. 

– Случались обидные поражения? 

– А на что обижаться? Тебя обыграли, значит, ты должен стать еще лучше, еще сильнее. Обидно, когда засуживают. Был такой случай и у меня, на чемпионате мира 1985 года, когда арбитры просто «подарили» золотую медаль американцу Майклу Хокку. 

- А были ли какие-то забавные или нестандартные моменты? 

– Один точно был. Уже после Олимпийских игр в Москве я шел на тренировку и очень торопился. Переходил дорогу по «зебре», и тут меня сбивает машина. Я пролетел метров пятнадцать, даже из ботинок «выскочил»! На капоте машины осталась глубокая вмятина, а у меня – ни одного перелома, только ушибы. Наверное, не занимайся я борьбой, исход «столкновения» был бы иной. В нашем виде спорта уметь грамотно падать едва ли не самое главное.

– Поддерживаете ли отношения с бывшими коллегами по сборной СССР? 

– Встречаемся, но редко, хотелось бы чаще. Но когда видимся – это такая радость! К нам часто приезжают соседи из России, Украины, Прибалтики, Казахстана. А с Москвой у меня вообще особые отношения. В Москве есть спортивная школа «Спарта», и каждый год «спартанцы» приезжают в сентябре на традиционный турнир, для которого я учредил призы. В этом году он пройдет уже в 20-й раз. Недавно, к слову, после соревнований мне в руки попала книга Виктора Игуменова, легендарного советского борца и тренера. В книге он вспоминает Игры в Монреале в 1976 году, когда сборная СССР под его руководством завоевала в десяти весовых категориях семь золотых медалей. Читая ее, я как будто вернулся в то время, когда мы все вместе одной большой, дружной командой выезжали на чемпионаты мира и Европы. К слову, некоторые из наших борцов ушли в науку. Например, Николай Сотский изобрел тренажер для развития силы в пальцах и кистях. Мы с ним и по сей день большие друзья. Вообще борьба немножко отличается от всех других видов спорта. Когда ко мне обращается с просьбой человек с поломанными, как и у меня, ушами, я всегда ему помогу. И знаю, что он мне тоже поможет, если понадобится. Это у нас такое братство поломанных ушей. 

– Завершив спортивную карьеру, вы стали тренером?

– Борьбу бросить невозможно. Хочется кому-то передать свои знания. У нас в центре олимпийского резерва по единоборствам тренируются ребята разных возрастов. А сейчас мы набрали группу совсем маленьких мальчишек, и так радуешься, когда у них начинает что-то получаться! 

– А многие мальчишки сегодня стремятся стать чемпионами?

– Сегодня в спорт ребята особо не стремятся. Зло XXI века – бесконечный поток информации: телевизор, компьютер. Я племянника звал к нам тренироваться, так он в ответ: «Дядя Игорь, мне это не интересно». Но зато они языки иностранные знают, может, это сегодня и правда важнее? 

– А что нужно делать, чтобы оттащить детей от компьютера?

– Трудно сказать. Это необязательно должен быть спорт, хотя не зря говорится, что в здоровом теле – здоровый дух. У меня, например, всегда животные в доме были. Помню, мы с собакой мороженое одно на двоих делили. Сейчас у меня тоже собака и кошка с котятами. Просто детям надо прививать любовь к настоящей жизни. К реальным, человеческим, а не виртуальным вещам.