Союзный спорт

Одиссея мсье Валери

Одиссея мсье Валери
Одиссея мсье Валери

К номеру:   ()


01 Июня 2009 года

Нынешний главный тренер томской «Томи» – человек в футбольном мире легендарный, с извилистой, но страшно интересной биографией. Русский по паспорту, уроженец Читинской губернии, он до прошлого года в России никогда не работал. Имя себе Валерий Непомнящий сделал за границей. У многих болельщиков в памяти чемпионат мира в Италии, принесший Непомнящему сногсшибательный успех. Камерунские «Неукротимые львы», руководимые им, величаво, как и подобает царю зверей, запрыгнули тогда сразу в четвертьфинал, где только по пенальти уступили англичанам. Такой феноменальный «скачок» по сей день не удалось повторить ни одной африканской команде. По возвращении домой сборную и ее наставника осыпали всякими разными почестями – в частности, в Яунде, столице страны, появилась даже улица «Мсье Валери». Из Камеруна он направился в Турцию, где принял столичную команду «Анкарагюджу». Позже из Турции переехал на Дальний Восток, где долгое время работал с различными клубами Кореи, Китая и Японии.
– Валерий Кузьмич, многим почему-то кажется, что за границей тренеру работать намного проще и легче, чем в России.
– Не знаю, быть может, на свете и есть идеальные в футбольном плане страны, но я в таких не работал. А там, где работал, обязательно натыкался на какой-нибудь местный «эксклюзив». Сюрпризы начались еще в Камеруне. Местные футбольные чиновники, как я с ужасом обнаружил, имели очень смутное представление о том, что такое порядок и дисциплина. Начиная с президента местной федерации футбола. Например, назначаем с ним встречу на 9 утра, а он появляется только в 11. Бодрый. Довольный. Улыбкой сверкает: «О, я вижу, вы чем-то недовольны, мсье Валери, право, не стоит, ничего страшного ведь не случилось. Кто опоздал? Я? Ну к чему такая щепетильность – два часа – разве это опоздание?» С футболистами поначалу была та же беда. Допустим, говорю им: «Завтра у нас тренировка в 10 утра. Запомнили – в 10?» Все дружно кивают – уи, мсье, запомнили. Ладно… Утром ровно в назначенный час выхожу на поле – ни души. Десять минут жду – никого. Двадцать. Тридцать. Без четверти одиннадцать, наконец появляются – не спеша, вразвалочку, о чем-то между собой пересмеиваясь, бредут нестройными рядами в мою сторону. Орать на них, стучать кулаком или топать ногами было совершенно бесполезно. Надо было их просто понять и принять такими, какие они есть. И тихо, задушевно, без лишних эмоций, терпеливо объяснять, в чем они не правы. И что без дисциплины и порядка, друзья, ничего мы с вами не добьемся. В конце концов мне это удалось.
– А в Турции с дисциплиной были проблемы?
– С дисциплиной в принципе нет. Но там других нюансов хватало. Клуб «Анкарагюджу», в котором я работал, со стороны представлялся единым, сплоченным монолитом. Но все это была фикция, пыль в глаза. На самом деле никакого единства там не было. Наоборот, клуб как яблоко был разрезан на равные части между боссами из совета директоров. Половина игроков принадлежала одному из них, остальные – другому. И каждый признавал только «своих» футболистов. «Чужие» ему были совершенно безразличны. И вот представьте ситуацию: накануне игры подходит ко мне один из хозяев клуба и говорит: «Господин тренер, вы, пожалуйста, ставьте на игры Мурада и Мамеда. Обязательно ставьте!» «Да как же я могу их ставить, – говорю, – если они оба не готовы!» И слышу в ответ: «А это неважно, готовы они или нет. Вы все равно должны их ставить. Деньги им плачу я, значит, они должны играть…» А перед следующим матчем ко мне подойдет уже другой клубный босс и начнет лоббировать тех игроков, которым он платит деньги. И подобных моментов возникало сколько угодно. Ситуация в общем нелепая. Сначала тебе говорят: «Дай результат». А потом начинают требовать вещи, с результатом совершенно несовместимые.
– Теперь понятно, почему ваша «турецкая» командировка оказалась недолгой. Разорвав контракт с «Анкарагюджу» вы отправились в Южную Корею.
– Корейский футбол, как ядреная жидкость, замешан на сумме движений, на работоспособности, граничащей с самоотречением. Я работал в клубе «Юконг». К моему приезду в нем на контрактах числились 32 футболиста. «Зачем так много?» – удивился я. А мне поясняют: с меньшим количеством игроков команда не сможет доиграть чемпионат до конца – рухнет где-нибудь на полпути от физического истощения. И это правда. Корейские футболисты так беспощадно отдаются игре, так выкладываются на поле, что не всегда успевают восстановиться к следующему матчу.
– А корейскую знаменитую дисциплину можно описать словами?
– Боюсь, что нет. Вот один только штрих. Однажды на предсезонных сборах в горах я выбрал маршрут для бегового кросса и спросил у своего помощника-корейца, за какое примерно время можно одолеть такой путь. Он подумал и назвал цифру – чуть ли не до десятых долей секунды. После чего я дал задание игрокам попробовать уложиться в этот норматив. Они убежали. И представляете, ровно в условленный срок – секунда в секунду – все были на финише. На следующий день я решил ускорить темп. Результат был тот же. Думаю, если бы я дал им установку на мировой рекорд, скажем, в часовом беге, то они бежали бы по рекордному графику, пока не потеряли сознание.
– В Корее работали многие известные тренеры. Считается, что там достаточно легко сделать команду.
– Там действительно легкоуправляемые игроки, но я бы не сказал, что легко сделать команду. Да, по работоспособности и дисциплинированности корейцы превосходят всех, с кем мне приходилось работать. Однако если говорить о количестве звезд, то в Китае их значительно больше. Главное преимущество корейских футболистов заключается в том, что если они поняли задачу, осознали ее, то готовы добиваться любых целей, которые перед ними поставили.
– Китайские футболисты были такие же исполнительные?
– Нет, совершенно другие. У них порой возникали серьезные проблемы с механизмом самоконтроля. Когда-то они действительно были как солдаты – ни шагу в сторону, только строем, строго туда, куда начальство прикажет. Но китайцев очень сильно изменила культурная революция. Она сказала – отныне все будут равны. Все будут одинаковые. И в головах у людей произошел настоящий переворот. Они отмели конфуцианство с его коренными постулатами, что старших нужно уважать, чтить родителей. И сегодня выросло уже не одно поколение, если хотите, новых китайцев, для которых устои предков – отживший свое анахронизм. Тяжелее всего этот разлад ощущается, конечно, в семьях, где отец не может даже поругать своего сыночка, который, в лучшем случае, просто пошлет родителя куда подальше. А потом такой освободившийся от предрассудков мальчуган приходит в команду – воспитывай его. У меня в команде был один такой «экземпляр». По тамошним меркам – суперзвезда: пять лет подряд его признавали лучшим футболистом Китая. Действительно, Богом одарен парень, но – гуляка.
– Пристрастие к вредным привычкам, как правило, лечат отчислением из команды?
– Для начала мы его оштрафовали – на 12 тысяч долларов. Он приутих, но ненадолго, сорвался опять. Сказал, что поедет к зубному врачу, а сам отправился в ресторан. Но работники клуба его выследили и взяли, так сказать, с поличным.
– Со стаканом в руке?
– Наверное, в такие детали я не вникал, важен был сам факт. Пришлось парня выгнать.
– После Китая вы работали в Японии. Какие воспоминания?
– Прежде всего мне понравился подход японцев к делу – четкий, ясный, эффективный. Был еще один момент, который меня просто восхитил. Я только приехал туда, человек в команде новый, тем более иностранец. И президент клуба, понимая мое положение, решил мне немножко помочь за счет игроков – вызвать их из отпуска на две недели раньше срока, чтобы у меня было больше времени на подготовку к сезону. Когда он мне об этом сказал, я взмолился: «Ради Бога, только не это, игроки же возненавидят меня – приехал, отдохнуть не дал». «Не волнуйтесь, – ответил президент, – игроков я беру на себя. Все им объясню, и они будут работать так, как скажете. Нужно – значит нужно…»
– Вы работали в стольких странах. Наверное, успели выучить какой-нибудь язык?
– Нет. Языки выучить не удалось, они достаточно сложные, да и необходимости такой у меня не было. В Японии половина футболистов хорошо знали английский, правда, в Корее и Китае с английским хуже, там им владеют от силы 10-20 процентов игроков. Так что я сильно зависел от профессионализма переводчика. Но мне везло – переводчики со мной работали очень грамотные, и благодаря им проблемы непонимания между мной и игроками нигде не возникало.
– Ваше появление в «Томи» в прошлом сезоне стало неожиданностью. Однако сейчас турнирные дела команды складываются, вероятно, не так, как вам хотелось бы?
– Я понимал, что пришел в команду, которая звезд с неба пока не хватает и решает непростую задачу. Футболисты переживают так же, как я, и хотят добиться большего. На одном из первых собраний я им сказал: парни – ваш потенциал гораздо выше. Вы играете процентов на 50-70 от своих настоящих возможностей. Вопрос не в мастерстве, а в вашем сознании. Играйте, как вы умеете, тогда задача, которая перед нами стоит, будет решена. Но пока, к сожалению, команда показывает два разных лица даже в одном матче: невнятное в первом тайме и «живое», дышащее – во втором. Даже в проигранных матчах против лидеров мы в целом не уступали им по качеству игры, но оказывались слабее в эпизодах. Это и определяло результат.
– В чемпионате России «Томь» пока идет на 12-м месте. Что будет дальше?
– Как говорил Фрэнсис Бэкон: надежда – хороший завтрак, но плохой ужин. Пока в чемпионате не минул полдень, «Томь» еще вправе питаться надеждами. Потом нужны будут очки. Вот и вся дальнейшая философия…

Беседовал
Борис ОРЕХОВ