Союзный спорт

Обратная сторона медали

Обратная сторона медали
Обратная сторона медали

К номеру:   ()


01 Июля 2010 года

Директор НАДА Беларуси рассказал, как проверяют спортсменов на запрещенные препараты

Борьба с допингом становится все более жесткой. Глава Международного олимпийского комитета Жак Рогге предупредил спортсменов, что их будут дисквалифицировать даже при малейшем подозрении в применении запрещенных веществ. В этой связи оправдание белорусских легкоатлетов Вадима Девятовского и Ивана Тихона, обвиненных в употреблении допинга сразу после летних Игр-2008, можно считать сенсационной победой. Аналогов этому делу в истории мирового спорта не существует. Почти два года молотобойцы сражались за свою честь, тратили нервные клетки и уйму средств на известных английских адвокатов. Оказалось, не зря: призерам Олимпиады-2008 удалось-таки оспорить решение МОК в высшей судебной инстанции в Лозанне. Таким образом, атлеты получат все причитающиеся им призовые за олимпийские медали: серебряный призер Пекина Вадим Девятовский пополнит свой бюджет на 50 тысяч долларов и получит двухкомнатную квартиру в придачу, а бронзовый призер Иван Тихон – 30 тысяч долларов и однокомнатную квартиру. Однако тема допинга в спорте высших достижений по-прежнему не теряет актуальности. Директор Национального антидопингового агентства Беларуси (НАДА) Александр Ванхадло рассказал, как проверяют спортсменов Синеокой на «чистоту», сколько человек уже провинилось и когда же наконец национальная антидопинговая лаборатория сможет получить международную аккредитацию. Но беседа началась с приятной темы – реабилитации Тихона и Девятовского.
– Безусловно, это прецедент для спортсменов во всем мире. Я думаю, что в связи с победой белорусских атлетов количество обращений в международный арбитражный спортивный суд в Лозанне увеличится, – уверен Александр Ванхадло. – Перед отъездом на Олимпиаду в Пекине мы, кстати, проверяли Тихона и Девятовского. У них все было в порядке, поэтому мы не сомневались в честности спортсменов, когда их стали обвинять в употреблении запрещенных веществ. А главным доказательством в суде стало то, что во время исследования проб оказалась нарушена целая технологическая цепочка.
– А кто был в этом виноват?
– К Всемирному антидопинговому агентству (ВАДА) и Международному олимпийскому комитету (МОК) не может быть претензий. Обеспечить правильный допинг-контроль должны были организаторы Олимпийских игр. Но пекинская лаборатория отклонилась от стандартов ВАДА.
– И все же, на ваш взгляд, пострадает ли репутация МОК и ВАДА, если решение о дисквалификации белорусских спортсменов было отменено в высшей судебной инстанции в Лозанне?
– Вряд ли это станет серьезным ударом по репутации таких уважаемых в мире организаций. Ошибки случаются у всех. На мой взгляд, даже хорошо, что они признали свою оплошность. Это мужественный шаг.
– Расскажите, как проходит допинг-контроль в Беларуси.
– Пока наша лаборатория не имеет международной аккредитации, мы имеем право тестировать только спортсменов национального уровня. Но для себя мы все-таки обязательно проверяем всех белорусских участников перед их отъездом на серьезные старты – чемпионаты Европы, мира и Олимпийские игры. Даже при малейшем сомнении представитель нашей страны не попадет на турнир, пока его снова не перепроверят и мы не убедимся, что он абсолютно «чист». Если мы находим положительные пробы, то отправляем эти же анализы, но уже перекодированные, в аккредитованные лаборатории в Москву или Кельн, чтобы подтвердить наличие запрещенных веществ. Результаты получаем через две недели. Только после подтверждения вердикта мы применяем санкции по отношению к спортсменам.
– Были случаи, когда ваши результаты расходились с теми, что были получены в зарубежных лабораториях?
– Как показала практика, они полностью совпадают. Ведь мы все делаем по единому международному стандарту, который утвержден ВАДА. Так, с конца 2009-го было получено семь положительных результатов в разных видах спорта. Нарушители уже наказаны – отстранены от участия в соревнованиях на срок от полугода до двух лет, поэтому нет смысла еще раз «полоскать» их имена. Всего же за время существования агентства с 2006 года было дисквалифицировано 32 белоруса, 8 из них – по результатам исследования национальной лаборатории, действующей с 2008 года.
– Когда белорусская лаборатория получит международную аккредитацию?
– Это довольно сложный процесс. За год в мире обычно аккредитуют не более двух лабораторий. В 2011-м наша лаборатория должна наконец вступить в так называемый предаккредитационный период. И тогда дело пойдет быстрее. Требования ВАДА достаточно высоки. Но наша лаборатория, расположенная в Боровлянах, полностью соответствует международным стандартам. Она оснащена аппаратурой мирового уровня. В ней работает квалифицированный персонал, обученный в России и Германии. Поэтому к тестированию ВАДА мы уже готовы.
– Не каждая страна может позволить себе иметь собственную антидопинговую лабораторию?
– Да, это дорогое удовольствие. Средние мировые цены одной пробы – 450-550 долларов. При этом проверка анализов с соревнований будет стоить дороже тех, что получены во внесоревновательный период.
– Могут ли сотрудники лаборатории «помочь» кому-либо из спортсменов, подтасовав результаты?
– Здесь изначально не может быть никакой предвзятости. Ведь проверяется анализ инкогнито. На нем можно увидеть лишь время и число, когда была взята проба, а также ее номер. К тому же делается еще и внутренняя перекодировка, поэтому химики, которые работают с анализами, вообще ничего не знают о спортсмене.
– С каждым годом список запрещенных препаратов возрастает. Сколько их сегодня?
– Если говорить о запрещенных субстанциях, непосредственно химических веществах, то их на сегодня более 6 тысяч. А торговых названий и вовсе не сосчитать, тем более, когда одни и те же вещества выпускаются под разными названиями. Особенно часто в анализах обнаруживаются стероиды, мочегонные средства и стимуляторы.
– Можно ли победить допинг?
– Да, но это дело далеко не одного дня. Нужны скоординированные усилия очень многих организаций, а главное – самих спортсменов.

Ирина ПРИМАК