Союзный спорт

Укрощение восточного дракона

Чемпионка Европы Виктория Павлович преодолела «заколдованный» рубеж
Укрощение восточного дракона
Укрощение восточного дракона

К номеру:  44 (341)


29 Сентября 2010 года

В то время как белорусские мастера большой ракетки огорчили своих поклонников (мужская команда, которая еще недавно входила в элитную группу, проиграв дома словакам 1:4, опустилась во вторую группу Евро-Африканской зоны Кубка Дэвиса),  кудесники тенниса малого на чемпионате Европы порадовали как никогда. Мужчины взяли «серебро», женщины – «бронзу». А минчанка Виктория Павлович блеснула еще и в личном зачете, став сильнейшей на континенте. С новоиспеченной чемпионкой Европы встретилась корреспондент «СВ».

– Если посчитать, это уже десятая моя медаль с чемпионатов Европы. Но первая золотая награда в индивидуальном разряде. Изначально настроила себя только на победу. И все получилось, – не скрывает счастья Виктория.
– Практически за каждую страну сегодня выступают  азиатские спортсменки. Вот и на этом турнире вы трижды пересеклись с ними. Наверняка пришлось непросто?
– Азиатские спортсменки очень техничные, играют словно машины. Труднее всего пришлось в 1/8 финала, где мне противостояла китаянка с польским паспортом. Мы и раньше с ней играли, причем общий счет до этого матча был ничейным. Я понимала, что способна одолеть свою соперницу, и это придавало уверенности. К тому же я уже давно замечала за собой: чем больше трудностей, тем больше я концентрируюсь на игре и выкладываюсь по полной программе.
– Как вы вообще относитесь к такому массированному «наступлению» китайских спортсменок на Европу? Насколько их натиск влияет на развитие тенниса на континенте?
– Уровень тенниса на чемпионате Европы они действительно  заметно подтянули. Игра стала более скоростной и атлетичной. В то же время у самих европеек с каждым турниром все меньше шансов взойти на пьедестал, и это не может не вызывать сожаления. Хотя надо понять и китайских спортсменок: у них дома конкуренция настолько высока, что они попросту вынуждены колесить по свету в поисках страны, выступая за которую они могут реализоваться по максимуму.
– За победу в индивидуальном разряде вам пришлось бороться после того, как вы выложились в командных соревнованиях. Откуда взялись силы для еще одного рывка на пьедестал?
– Командная «бронза» для меня не менее дорога, чем личное  «золото». Ведь это первая наша командная награда за последние десять лет.  И досталась она нелегко. Признаться, сама от себя не ожидала, что  меня хватит и для победы в индивидуальном зачете. Но успехи окрыляют и придают сил на новые свершения. Также очень помогла поддержка сестры. Вероника положила очень важные очки в копилку нашей команды. Жаль, что это сказалось на ее игре в личном состязании.
– Вы с сестрой – близнецы. Внешне настолько похожи, что запросто могли бы подменять друг друга на соревнованиях. Никогда этим не пользовались?
– Нет, конечно. Хотя, наверное, могли бы, так как в жизни нас действительно часто путают. Из-за нашего сходства возникает и  много различных курьезных ситуаций. Но стоит выйти к теннисному столу, как специалисту сразу становится понятно, кто Вика, а кто Вероника. У нас  абсолютно разные стили: я игрок защиты, Вероника же предпочитает нападение. Своим агрессивным напором она вынуждает соперниц  допускать ошибки. Я же, напротив,  не стремлюсь диктовать условия, а терпеливо дожидаюсь момента, когда  противник сам ошибется, и тут же его наказываю. Порой даже удивляюсь своему терпению в такой напряженной ситуации. Перенять манеру игры друг друга невозможно. Каждая из нас свою технику шлифовала годами. А если учесть современные скорости, то что-то менять вообще нереально.
– Говорят, что теннисистки, предпочитающие оборонительную тактику, обычно позже достигают успеха.
– Стиль игры во многом идет от склада характера игрока, его темперамента. Вероника более эмоциональная, берет напором. Я, кстати, тоже начинала как нападающая. Но у меня это получалось плохо.  К тому же я пришла в теннис позже сестры, которая прогрессировала настолько быстро, что в 11 лет уже стала мастером спорта Советского Союза. В те времена это было огромным достижением. И я всегда гордилась, что моя сестра – игрок номер один.
– Любопытно было бы посмотреть на личное противостояние сестер Павлович в финале, скажем, чемпионата Европы.
– На международных турнирах мы пересекаемся редко. В последний раз это случилось на отборочных соревнованиях к Олимпийским играм. А вот в чемпионате Беларуси встречаемся весьма часто, причем выигрываем обычно поочередно. Наверное, потому что у нас нет такой задачи – обязательно победить сестру. Играем, как сложится матч. А после поединка даже не вспоминаем о нем. Вообще мы очень дружны и больше переживаем друг за друга. Скажем, когда Вероника параллельно сражается за другим столом, я постоянно слежу, как она там. И всегда очень волнуюсь за нее, хотя это мешает сосредоточиться на выступлении. Но тут уж ничего не поделаешь.
– Вообще редкость, когда сестры-близняшки успешно реализуют себя в одном и том же виде спорта. Как вышло, что вы обе стали заниматься именно настольным теннисом?
– С теннисом мы познакомились благодаря брату. Он старше и должен был присматривать за нами, поэтому брал нас с собой во двор, где ребята играли в теннис на старом железном столе. Сначала мы просто смотрели, а  позже и сами решили попробовать. Своих ракеток у нас не было. В то время они были страшным дефицитом. Вместо них использовали обычные книжки, их же ставили и вместо сетки. Скручивали в комнате ковер – и играли прямо дома на полу. Хорошая японская ракетка у Вероники появилась года через 3-4, когда она стала заниматься в секции спортивного клуба Минского тракторного завода. Позже в эту секцию мама привела и меня.
– Насколько у вас с сестрой схожие вкусы, увлечения?
– У нас разные даже характеры: я спокойнее, мягче Вероники, которая младше меня на целых 15 минут. Я рисую, сестра любит фотографировать. Любим посидеть с друзьями, поболтать, чего, к слову,  во время сезона нам очень не хватает. Много читаем.
–  Несмотря на очевидные и давние успехи белорусских мастеров малой ракетки, в стране все же больше говорят о большом теннисе. Почему так происходит?
– Большой теннис – коммерческий вид спорта. У нас нет таких огромных гонораров: играем больше для своего удовольствия. С другой стороны, настольный теннис очень доступный, близкий простым людям, и уже хотя бы поэтому государство должно всячески его развивать и поддерживать.  
– А что если вам сыграть матч с кем-нибудь из звезд большого тенниса? Например, с Викторией Азаренко?
– Я очень люблю все виды тенниса, поэтому охотно бы сыграла. Другое дело, что Виктория наверняка выиграла бы у меня на одних только подачах. Ведь техника у большого и малого очень разная.
– «Золото» чемпионата Европы у вас уже есть. А чего еще хочется? О чем мечтаете?
– Каждый спортсмена мечтает только побеждать. И дело не только в медалях. Скажем, есть одна китаянка из Голландии, у которой я еще ни разу не выигрывала. Для меня она как заколдованный рубеж. Выиграть у  нее – дело принципа. А в жизни  вне спорта, естественно,  уже пора подумать о детях. Мой супруг в прошлом тоже теннисист, поэтому хорошо понимает, какова жизнь спортсмена, мотающегося по соревнованиям. Сейчас он работает экономистом во Владивостоке, но всегда говорит, что будет жить в том месте, которое выберет его жена. И я ему за это очень благодарна. Мой постоянный дом – в Минске. Я люблю свой город и ни на какой другой его не променяю.

Ирина ПРИМАК