Союзный спорт

Два притопа, три прихлопа

Февраль для российских команд – вечная головная боль с оглядкой на термометр
Два притопа, три прихлопа
Два притопа, три прихлопа

К номеру:  7 (363)


24 Февраля 2011 года

Случилось долгожданное. Ведущие российские клубы предстали пред очи болельщиков во всей своей свежей красе после долгого зимнего перерыва. Сразу четыре команды, что уже является рекордом, на минувшей неделе проводили первые встречи в 1/16 финала Лиги Европы.

И какими разными получились матчи. Даже не по игре, а по окружающему антуражу и погодным условиям. «Зениту», ЦСКА и московскому «Спартаку», можно считать, повезло – свои премьерные игры сезона они проводили в странах с куда более ласковым климатом, чем в России. «Спартак» и питерцы в Швейцарии, ЦСКА  – в вечнозеленой Греции. А вот «Рубин» попал в «трескучий» переплет. С гостями из голландского «Твенте» казанцы играли в Москве в «Лужниках» при почти двадцатиградусном морозе.
Февраль, согласно многолетним наблюдениям синоптиков, самый холодный месяц в России. А для футболистов, играющих в еврокубках, это вечная головная боль с оглядкой на термометр.
Когда стало известно, что провести такой матч в Казани в середине февраля не получится, руководство «Рубина» стало подыскивать подходящую возможность в более теплых краях. Обсуждались варианты с Ростовом-на-Дону, Владикавказом, Краснодаром. Но там не сложилось. И тогда играть было решено на стадионе в «Лужниках», благо его искусственному полю не страшен ни дождь, ни снег: подмел – и готово.  О том, что природа запросто может выкинуть обычный для февраля студеный фокус, в тот момент старались не думать, надеялись – пронесет. Не пронесло…
Какой футбол, когда зуб на зуб не попадает и слипаются ноздри на вдохе. Невероятно щедрые расценки в лужниковских кассах свидетельствовали о том, что наплыва болельщиков здесь, мягко говоря, никто не ожидал – 500 рублей за место в VIP-секторе.  Это был единственный сектор, билеты в который полностью раскупили. Всего, если верить отчету, на  трибунах во время игры присутствовало 200 человек – и это на 80-тысячной арене.
Пока болельщики-экстремалы приплясывали возле оплаченных VIP-кресел, ожидая начала игры, в центре поля проходило экстренное заседание специального консилиума, который в отчаянных спорах бился над гамлетовским вопросом: быть матчу иль не быть?
Еще накануне игры представители «Твенте» решительно заявляли: если в день матча столбик термометра опуститься ниже  –15, они на поле не выйдут и будут настаивать на переносе игры в какое-нибудь другое место, где даже зимой греет солнце, в Турцию например.  По разным сведениям, температуру воздуха перед игрой измеряли тремя, другие говорят, пятью термометрами сразу. И на всех приборах, что забавно, показатели разнились. Градусник представителей «Твенте», который они прихватили специально из Голландии, показывал –17. «Все ясно, надо расходиться по домам», – настаивали голландцы. Однако главный судья австриец Клаус Шергенхофер, за которым оставалось последнее слово, казалось, не слышал их доводов. Взяв мхатовскую паузу, австриец ждал, пока его помощники закончат свои измерения и предъявят ему результаты. О чудо – судейский термометр показал всего лишь –14,5. После чего все стенания голландцев потеряли доказательный смысл. Герр Шергенхофер, дипломатично улыбнувшись, сообщил, что игра состоится, и пригласил команды на поле. Футболисты – люди подневольные: сказали играть – будут играть.  Но врач «Твенте» предупредил Шергенхофера, что снимает с себя всякую ответственность за возможные травмы своих подопечных. Если с кем-то из них что-то случится, то вся вина, настаивал доктор, ляжет как на главного арбитра, так и на УЕФА, которая позволяет проводить матчи в таких опасных для здоровья погодных условиях. Играть на морозе действительно вредно, тут доктор прав.  Особенно уязвимы дыхательные пути – есть риск надышать себе ангину. Или мышцу рвануть на ноге…
Пока не ясно, войдет ли матч в «Лужниках» в Книгу рекордов Гиннесса, но в истории российского да и, пожалуй, европейского футбола это – абсолютный рекорд. Трудно припомнить, когда еще матч континентального кубка проходил бы в такую лютую стужу. С термометром, на который ориентировался судья, принимая решение о начале игры, вероятно, что-то случилось. Любая штуковина, сработанная человеческими руками, в экстремальных условиях может запросто дать сбой. Скорее всего, судейский градусник банально замерз и начал тормозить, вот откуда взялись почти что курортные –14,5. Хотя в Москве в тот день было явно холоднее.
В аналогичной ситуации в 2000 году оказался, кстати говоря, московский «Спартак». На дворе стоял декабрь, а «Спартаку» предстоял домашний матч Кубка УЕФА с английским «Лидсом». Играть собирались опять же в «Лужниках». Но в день матча ударил мороз тоже что-то градусов под 20, англичане в панике к судье: «Кошмар, ужас, в таких условиях играть нельзя. Мы все замерзнем». И судья, кажется, это был испанец по фамилии Ньето, принял решение без всяких дополнительных измерительных процедур с термометром. Взял и отменил игру. По решению УЕФА, матч с «Лидсом» был перенесен в Софию, причем все затраты на его организацию – почти 100 тысяч долларов – возложили тогда на «Спартак».
«Рубин» такой участи сейчас избежал, никакие дополнительные траты ему, по крайней мере, не грозят. А вот с точки зрения результата радости мало. Уступив в «Лужниках» «Твенте» со счетом 0:2, казанцы имеют только теоретические шансы на выход в следующий круг Лиги Европы.
У «Спартака» и ЦСКА, напротив, шансы в очевидном плюсе. Свои матчи в гостях они выиграли, теперь им предстоит играть в Москве. Зима тем временем не думает сдаваться. Что подтверждают и сводки Гидрометцентра – синоптики прогнозируют потепление не раньше первой декады марта. А значит, возможны любые сюрпризы. Кто знает, вдруг погода захочет снова передать большой привет всем календарным реформаторам российского футбола?..  

Борис ОРЕХОВ